Коулун фото внутри – история Коулуна, самого густонаселенного района на планете

История самого густонаселенного заповедника пьянства, наркотиков, проституции и безделья

Как бы хорошо ни было внутри Коулуна, но снаружи от него были сплошные неприятности. Отсюда расползались наркотики и контрабанда, сюда утекали краденые вещи, здесь скрывались разыскиваемые преступники. Другой серьезной проблемой были дети, прятавшиеся от школьного образования, и нездоровая санитарно-гигиеническая ситуация. Подозревали, что пандемия гонконгского гриппа, унесшая десятки тысяч жизней по всему миру, зародилась и набрала силу именно в крепости свободы.

Британия и Китай двадцать лет дискутировали по проблеме Коулуна, и дискуссия постепенно изменялась самым любопытным образом. Чем ближе был 1997 год — год окончания договора об аренде Гонконга, тем разительнее менялись требования сторон. Теперь уже Китай начал требовать от британцев решения проблем Коулуна, в то время как хитрые англосаксы упирали на то, что эта территория находится под юрисдикцией Китая.

— Мы бы и рады что-то сделать с этим рассадником зла и заразы, но мы не имеем права!
— Имеете, имеете! Мы вам его даем!
— Но позвольте! Это осквернит дух и букву договора!
— Ну ничего, мы как-нибудь потерпим…

Расселение пятидесятитысячного бомжатника грозило обернуться столь дорогостоящей авантюрой, что британцы долго отнекивались и сдались лишь в 1987 году — в обмен на кое-какие преференции со стороны Китая.

Шесть лет коулунцев выманивали, высвистывали и выскребали из их крепости. Им строили социальное жилье. Им обещали пенсии и стипендии. Их пугали армией и полицией. Им выдавали новые паспорта, объявляли амнистию для правонарушителей.

И, вероятно, все эти усилия канули бы втуне, но день передачи Гонконга Китаю все приближался, и даже самые упертые коулунцы догадались, что в такой ситуации лучше оперативно превратиться в законопослушного гражданина с британским паспортом, чем оказаться в распоряжении красного Китая, у которого уважение к правам человека не входило в число сильных сторон.

www.maximonline.ru

город-лабиринт. Такой плотности населения ты не увидишь нигде в мире!

Коулун — район Гонконга, наглядно показывающий, до какой чудовищной степени может дойти уплотнение. Сотни тесно прижавшихся друг к другу многоэтажек, узкие проходы между ними, отсутствие солнечного света, дети, игравшие на крышах зданий, опиумные притоны и дома терпимости. В 1987 году здесь на небольшом участке площадью 2,6 гектара жило около 33 тыс. человек.

История началась в 1841 году, когда Великобритания загорелась желанием продавать всё больше опиума в Поднебесной. Британский десант высадился на острове Гонконг и соседнем с ним Коулунском полуострове. На полуострове англичане нашли лишь небольшой одноименный город Коулун (в переводе «Девять драконов») и укрепленный форт, служивший резиденцией местного мандарина.

В результате военных действий в 1842-м остров Гонконг отошел британцам, а в 1898 году была заключена новая конвенция, по условиям которой, Гонконг и Коулун арендовались Великобританией на следующие 99 лет при одном маленьком обстоятельстве, имевшим большие последствия.

Это обстоятельство на карте выше в правом углу помечено как Chinese Town («Китайский городок»). Согласно новой конвенции этот укрепленный форт из договора аренды исключался. Он продолжал оставаться китайской территорией, образовав в британской колонии своеобразный анклав.

Тогда, конечно, никто не мог и подумать, что спустя несколько десятилетий это образование перерастёт в квартал, не имеющего себе равных по плотности населения.

Анклав этот был несколько номинальным. Фактически контроль над фортом осуществляли англичане. Во время Второй мировой войны полуостров оккупировали японцы, разобравшие стены крепости и использовавшие камень от них для расширения военного аэродрома, впоследствии на долгие годы превратившегося в Кай Так, основной аэропорт Гонконга.

После окончания Второй мировой войны город-крепость Коулун продолжал оставаться территорией Китая, окруженной со всех сторон британской колонией. Здесь не действовали законы и администрация Гонконга, его жители не платили никому налогов. Коулун стал пристанищем для беженцев с «большой земли», спасавшихся от гражданской войны в Китае.

На территорию бывшего форта начали массово стекаться десятки тысяч сквоттеров, воспользовавшихся статусом Коулуна. Главной целью было начать новую жизнь формально по-прежнему в Китае, а по сути, в том же Гонконге, пользуясь всеми его благами.

Любые попытки британской администрации препятствовать стихийному строительству на небольшом пятнышке наталкивались на сопротивление местных обитателей и правительства КНР, угрожавшего дипломатическим конфликтом в случае каких-либо действий властей Гонконга на территории, которую они считали своей.

По некоторым оценкам, к концу 1960-х годов на площади в 2,6 гектара жило, до 20 тыс. человек. Конечно, эти цифры неточны, ведь централизованный учет резидентов города-крепости вести было невозможно.

Сквоттеры демонстрировали чудеса выживания и адаптации в условиях, по сути, анархического общества. В отсутствии центрального водоснабжения были вырыты 70 колодцев, вода из которых электрическими насосами доставлялась на крыши зданий, а оттуда по лабиринту бесчисленных труб отправлялась в квартиры потребителей. Отсутствие электричества решалось нелегальным подключением к гонконгским электросетям.

Строили жители Коулуна также сами. По мере увеличения численности населения района одно-, двух- и трехэтажные домики обрастали новыми этажами. Росла и плотность застройки. Так менялся Коулун в течение десятилетий.

1949 год

1956 год

1974 год

1992 год

Относительно свободным осталось лишь небольшое пятно в центре квартала, где сохранился ямэнь — резиденция мандарина, до сих пор напоминающая о прежней истории Коулуна.

Вокруг же него к 1980-му было построено около 350 многоэтажных домов, расположенных так плотно, что с панорамных снимков Коулун напоминал, скорее, одно огромное и чудовищно уродливое здание.

Улиц внутри квартала, по сути, не было. Были проходы, образующие настолько запутанную для непосвященных сеть, что чужак, попадавший сюда, стремительно терял ориентацию в пространстве.

Застройка была такой плотной, что многоэтажки зачастую нависали над проходами, не пропуская туда солнечный свет.

Квартал представлял собой километры лабиринта узких переулков, и в нем совсем не было автомобилей.

Проходы освещались лишь редкими фонарями и неоновыми вывесками бесчисленных лавок, магазинчиков, парикмахерских, врачебных кабинетов, занимавших все первые этажи зданий.

Только одних дантистов тут работало около сотни, и отбоя в клиентах у них не было.

Отсутствие необходимости получать врачебную лицензию и платить кому-либо налоги позволяло держать цены на услуги на уровне, недоступном их коллегам из Гонконга, работающим на соседней, но уже «цивилизованной» улице.

В Коулуне была своя промышленность: пищевая, галантерейная, легкая. Фактически это был город в городе, во многом способный существовать автономно.

В квартале было даже несколько своих детсадов и школ, хотя в основном, конечно же, за маленькими детьми смотрели старшие члены семей, а детей постарше каким-то образом получалось устраивать в гонконгские школы. Фактически пространством для социализации и рекреации обитателей района стали крыши, где можно было найти хоть какое-то свободное место.

А над крышами летали огромные самолеты, до которых было подать рукой. Специфика захода на посадку в аэропорт Кай Так, тот самый, на строительство которого пошли крепостные стены Коулуна, требовала от пилотов совершать сколь опасный, столь и эффектный разворот непосредственно перед приземлением.

Начинался он на высоте 200 метров, а заканчивался уже на 40, и где-то посередине этого сложнейшего для пилотов маневра находился ощетинившийся, словно гнилыми зубами, многоэтажками Коулун.

Именно из-за этого соседства высотность зданий квартала была ограничена 14 этажами — чуть ли не единственное требование администрации Гонконга, которое жители города-крепости выполняли. Взамен они получали потрясающее и совершенно бесплатное зрелище прямо над своими головами.

В первые десятилетия трансформации старой китайской крепости в спальный район со своим особенным колоритом единственной реальной силой здесь были триады — тайные преступные организации, распространенные еще в довоенном Китае.

Они превратили только начавший расти район в гнездо разнообразных пороков. В Коулуне буквально расцвели игорные заведения, публичные дома, опиумные притоны.

В книге «Город тьмы» Коулун тех лет описывали так: «Здесь на одной стороне улицы стоят проститутки, а на другой священник раздает беднякам сухое молоко, пока социальные работники раздают указания, наркоманы сидят с дозой под лестницами в подъездах, а детские игровые площадки ночами превращаются в танцпол для стриптизерш».

Только в середине 1970-х годов власти Гонконга, заручившиеся одобрением правительства КНР, осуществили грандиозную серию полицейских рейдов, закончившихся фактическим изгнанием из Коулуна всех ОПГ.

Несмотря на свой брутальный внешний вид, район с точки зрения криминальной обстановки был довольно спокойным местом.

Ближе к концу 1970-х тут наконец появились централизованные водо- и электроснабжение и канализация, в Коулун начали доставлять почту.

Но, к сожалению, эти изменения к лучшему на внешнем облике Коулуна никак не отражались. Самострои росли, о ккапитальном ремонте зданий или хотя бы косметической реновации фасадов не могло быть и речи.

В историю квартал вошел именно таким.

Большинство жителей ютились в небольших квартирках средней площадью 23 кв. м.

Пристройки к внешним и внутренним фасадам зданий были очень распространены, дома срастались между собой. Образовалась даже параллельная наземной система переходов, расположенная на некоторой высоте от земли.

Коулун превращался в единый цельный организм, огромную «коммунальную квартиру», здание-город, словно пришедший в настоящее из постапокалиптического будущего.

В 1987 году правительства Великобритании и КНР заключили соглашение, урегулировавшее статус Коулуна, ведь уже через 10 лет Гонконг должен был вернуться под юрисдикцию Китая.

Администрации британской колонии дали, наконец, право снести уродовавший ее лицо квартал.

Снос начался в 1992—1993 годах.

Все жители получили или денежную компенсацию за переезд, или квартиры в современных новостройках Гонконга.

Но тем не менее, уничтожению этого анархического реликта, родившегося почти век назад, препятствовали бурные протесты аборигенов, не желавших лишаться привычной свободы и уклада жизни. Но Коулун был обречен.

Снесли район быстро, но Коулун успел «засветиться» в фильме Crime Story («Криминальная история») 1993 года, в котором герой Джеки Чана борется с похитителями гонконгского бизнесмена.

Один из ключевых эпизодов картины снимался в Коулуне.

Предстоявшая ликвидация дала создателям боевика неограниченную свободу действий.

Даже было снято несколько эффектных сцен с настоящими взрывами жилых домов города-крепости.

В 1987 году, когда администрация Гонконга и правительство КНР заключили соглашение, обрекшее район на уничтожение, было проведено исследование, позволившее более-менее точно установить количество его жителей. Оказалось, что на 2,6 гектара здесь жило около 33 тыс. человек. Это был абсолютный рекорд плотности населения на Земле.

Для сравнения: если бы Коулун был площадью в 1 кв. км, здесь должно было жить 1,27 млн человек.

А если бы Коулуном стала Москва с ее площадью примерно в 2500 кв. км, то жило бы в российской столице почти 3,2 млрд человек, то есть всё население Китая, Индии США и Индонезии вместе взятых.

После сноса на месте Коулуна появился одноименный живописный парк, повторяющий его очертания.

Теперь это любимое место отдыха местных жителей, а о его фантасмагорическом прошлом напоминает лишь мемориал с макетом квартала, ставший очередной достопримечательностью Гонконга.

Не забывайте делиться интересным с друзьями!

Источник

e-w-e.ru

Город тьмы: история Коулуна

Сотни тесно прижавшихся друг к другу многоэтажек, узкие проходы между ними, не знавшие солнечного света, дети, за неимением альтернативы игравшие на крышах зданий, царство тайных триад, опиумные притоны и дома терпимости. В 1987 году здесь на небольшом участке площадью 2,6 гектара жило около 33 тыс. человек. Этот район Гонконга уже стал историей, но при этом остался и образцом того, до какой чудовищной степени может дойти уплотнение. Поразительная судьба города-крепости Коулун — в обзоре Onliner.by.

1841 год. Великобритания ведет успешную войну против китайской империи Цин. В основе конфликта — желание британской короны продавать все больше опиума для местного народа с одной стороны и дерзкое решение отдельных китайских чиновников запретить ввоз в Поднебесную бенгальского наркотика с другой.

Одним из эпизодов той давней истории, завершившейся, естественно, в пользу несшего свое бремя огнем и мечом белого человека, была высадка британского десанта на острове Гонконг и соседнем с ним Коулунском полуострове. На полуострове англичане нашли лишь небольшой одноименный город Коулун (в переводе «Девять драконов») и укрепленный форт, служивший резиденцией местного мандарина. По итогам этой Первой опиумной войны в 1842-м остров Гонконг отошел британцам, а в 1898 году была заключена новая конвенция, расширявшая юрисдикцию империи, над которой никогда не заходит солнце, еще и на полуостров (так называемые «Новые территории»). По условиям договора, который, как показала практика, был неукоснительно соблюден, Гонконг и Коулун арендовались Великобританией на следующие 99 лет при одном маленьком обстоятельстве, имевшим большие последствия.

Это обстоятельство на карте выше помечено как Chinese Town («Китайский город», вверху в правом углу). Согласно конвенции 1898 года, тот самый укрепленный форт, где проживали китайские чиновники, из договора аренды исключался. Он продолжал оставаться территорией империи Цин, образовав в британской колонии своеобразный анклав. В те годы, конечно, никто не мог и представить, что данный факт спустя несколько десятилетий приведет к образованию в Гонконге квартала, не имеющего себе равных на третьей планете от Солнца по плотности населения.

Экстерриториальность города-крепости Коулун была лишь номинальной. Фактически контроль над фортом, обнесенным мощными стенами, осуществляли англичане. Во время Второй мировой войны полуостров оккупировали японцы, разобравшие стены крепости и использовавшие камень от них для расширения военного аэродрома, впоследствии на долгие годы превратившегося в Кай Так, основной аэропорт Гонконга, один из самых опасных в мире.

Все началось после окончания Второй мировой войны. Де-юре город-крепость Коулун, пусть уже и без крепостных стен, продолжал оставаться территорией Китая, окруженной со всех сторон британской колонией. Фактически здесь не действовали законы и администрация Гонконга, его жители не платили никому налогов. Коулун стал настоящей черной дырой, землей обетованной для беженцев с «большой земли», спасавшихся от гражданской войны в Китае, где во второй половине 1940-х годов коммунистическая Народно-Освободительная армия вовсю гнала гоминьдановских марионеток прочь с будущей территории Китайской Народной Республики.

На территорию бывшего форта начали массово стекаться сначала сотни, потом тысячи, в итоге превратившиеся в десятки тысяч сквоттеров, воспользовавшихся статусом Коулуна, чтобы начать новую жизнь формально по-прежнему в Китае, а по сути, в том же Гонконге, пользуясь всеми его благами, но существуя при этом практически абсолютно независимо. Любые попытки британской администрации препятствовать стихийному строительству на небольшом пятнышке длиной 210 и шириной 120 метров наталкивались на сопротивление не только местных обитателей, но и правительства КНР, угрожавшего дипломатическим конфликтом в случае каких-либо действий властей Гонконга на территории, которую они считали своей.

К концу 1960-х годов на площади в 2,6 гектара жило, по некоторым оценкам, до 20 тыс. человек. Точной цифры, разумеется, никто назвать не сможет: какой-либо учет резидентов города-крепости вести было невозможно. Эти десятки тысяч людей демонстрировали чудеса выживания и адаптации в условиях, по сути, анархического общества. Нет центрального водоснабжения? Не беда. Были вырыты 70 колодцев, вода из которых электрическими насосами доставлялась на крыши зданий, а оттуда по лабиринту бесчисленных труб отправлялась в квартиры потребителей. Отсутствует электричество? Среди жителей квартала было немало сотрудников компании Hong Kong Electric, прекрасно умевших нелегально подключаться к гонконгским электросетям и помогавшим в этом своим соседям.

Строили жители Коулуна также сами. Сначала на территории города-крепости, удачно расчищенной от довоенной застройки бомбардировкой авиацией союзников, появились одно-, двух- и трехэтажные домики. Затем по мере увеличения численности населения района этажность начала стремительно расти. Росла и плотность застройки. Так менялся Коулун в течение десятилетий.

Фактически любой свободный участок в границах, утвержденных конвенцией 1898 года, получил свою многоэтажку. Относительно свободным осталось лишь небольшое пятно в центре квартала, где сохранился ямэнь — резиденция мандарина, один из редких реликтов, до сих пор напоминающих о прежней истории Коулуна.

Вокруг же него к 1980-му было построено около 350 многоэтажных домов, расположенных так плотно, что с панорамных снимков Коулун напоминал, скорее, одно огромное и чудовищно уродливое здание.

Улиц внутри квартала, по сути, не было. Были проходы, образующие настолько запутанную для непосвященных сеть, что чужак, попадавший сюда, стремительно терял ориентацию в пространстве. Застройка была такой плотной, а пространство Клондайка анархизма столь ценным, что многоэтажки зачастую нависали над проходами, не пропуская туда солнечный свет.

С другой стороны, внутри квартала не было и автомобилей, лишь сотни метров, километры лабиринта узких переулков.

Проходы освещались лишь редкими фонарями да горящими неоновыми вывесками бесчисленных лавок, магазинчиков, парикмахерских, врачебных кабинетов, занимавших все первые этажи зданий. Только одних дантистов тут работало около сотни, и отбоя в клиентах у них не было. Отсутствие необходимости получать врачебную лицензию и платить кому-либо налоги позволяло держать цены на услуги на уровне, недоступном их коллегам из Гонконга, работающим на соседней, но уже «цивилизованной» улице.

Здесь же находились и разнообразные мелкие кустарные производства. В Коулуне была своя промышленность: пищевая, галантерейная, легкая. Фактически это был город в городе, во многом способный существовать автономно.

В квартале было даже несколько своих детсадов и школ, хотя в основном, конечно же, за маленькими детьми смотрели старшие члены семей, а детей постарше каким-то образом получалось устраивать в гонконгские школы. Отсутствовали спортивные площадки, клубы, кинотеатры. Фактически пространством для социализации и рекреации обитателей района стали крыши, где можно было найти хоть какое-то свободное место. Здесь играли и росли дети, встречались и общались их родители, сидело за партией в маджонг старшее поколение.

А над крышами летали огромные самолеты, до которых было подать рукой. Специфика захода на посадку в аэропорт Кай Так, тот самый, на строительство которого пошли крепостные стены Коулуна, требовала от пилотов совершать сколь опасный, столь и эффектный разворот непосредственно перед приземлением. Начинался он на высоте 200 метров, а заканчивался уже на 40, и где-то посередине этого сложнейшего для пилотов маневра находился ощетинившийся, словно гнилыми зубами, многоэтажками Коулун. Именно из-за этого соседства высотность зданий квартала была ограничена 14 этажами — чуть ли не единственное требование администрации Гонконга, которое жители города-крепости выполняли. Взамен они получали потрясающее и совершенно бесплатное зрелище прямо над своими головами.

В первые десятилетия трансформации старой китайской крепости в спальный район со своим особенным колоритом единственной реальной силой здесь были триады — тайные преступные организации, распространенные еще в довоенном Китае. Воспользовавшись отсутствием интереса к кварталу со стороны гонконгской администрации и ее правоохранительных органов, они превратили только начавший расти район в гнездо разнообразных пороков. В Коулуне буквально расцвели игорные заведения, публичные дома, опиумные притоны.

Один из китайских писателей так описывал Коулун тех лет в своей книге «Город тьмы»: «Здесь на одной стороне улицы стоят проститутки, а на другой священник раздает беднякам сухое молоко, пока социальные работники раздают указания, наркоманы сидят с дозой под лестницами в подъездах, а детские игровые площадки ночами превращаются в танцпол для стриптизерш».

Только в середине 1970-х годов власти Гонконга, решившие наконец, что хватит это терпеть, и заручившиеся одобрением правительства КНР, осуществили грандиозную серию полицейских рейдов, закончившихся фактическим изгнанием из Коулуна всех ОПГ. Несмотря на свой брутальный внешний вид, район с точки зрения криминальной обстановки был довольно спокойным местом.

В эти же годы здесь наконец появились централизованные водо- и электроснабжение и канализация, в Коулун начали доставлять почту.

Но эти важные изменения к лучшему, превращавшие город-крепость в более-менее удобное место для жизни, на внешнем облике Коулуна никак не отражались. Безвластие здесь продолжалось, самострои росли, о каком-либо капитальном ремонте зданий или хотя бы косметической реновации фасадов не могло идти и речи. В историю квартал вошел именно таким.

Большинство жителей ютились в небольших квартирках средней площадью 23 кв. м. Распространение получили разнообразные пристройки к внешним и внутренним фасадам зданий. Те окончательно срастались, в районе образовалась даже вторая, параллельная наземной, система переходов уже на некоторой высоте от земли. Коулун превращался в единый цельный организм, огромную «коммунальную квартиру», здание-город, словно пришедший в настоящее из постапокалиптического будущего.

В 1987 году правительства Великобритании и КНР заключили соглашение, урегулировавшее статус Коулуна в свете предстоявшего через 10 лет возвращения Гонконга под юрисдикцию Китая. Администрация британской колонии получила право наконец снести уродовавший ее лицо квартал.

Снос начался в 1992—1993 годах. Все жители получили или денежную компенсацию за переезд, или квартиры в росших как на дрожжах современных новостройках Гонконга. И все равно процесс уничтожения этого анархического реликта, родившегося почти век назад, сопровождался бурными протестами аборигенов, не желавших лишаться привычной вольницы и уклада жизни.

Тем не менее, Коулун был обречен. Снесли его быстро, но опустевший район, и так регулярно попадавший в объектив кинематографистов, успел «засветиться» в фильме Crime Story («Криминальная история») 1993 года, в котором герой Джеки Чана борется с похитителями гонконгского бизнесмена. Один из ключевых эпизодов картины снимался в Коулуне, а предстоявшая его ликвидация позволила создателям боевика снять несколько эффектных сцен со взрывами жилых домов города-крепости.

После сноса на месте Коулуна появился одноименный живописный парк, повторяющий его очертания. Теперь это любимое место отдыха местных жителей, а о его фантасмагорическом прошлом напоминает лишь мемориал с макетом квартала, ставший очередной достопримечательностью Гонконга.

В 1987 году, когда администрация Гонконга и правительство КНР заключили соглашение, обрекшее район на уничтожение, было проведено исследование, позволившее более-менее точно установить количество его жителей. Оказалось, что на 2,6 гектара здесь жило около 33 тыс. человек. Это был абсолютный рекорд плотности населения на Земле. Для сравнения: если бы Коулун был площадью в 1 кв. км, здесь должно было жить 1,27 млн человек. А если бы Коулуном стал Минск с его площадью примерно в 350 кв. км, то жило бы в белорусской столице без малого 450 млн человек, то есть практически все население США и России вместе взятых. У руководства Мингорисполкома, активно уплотняющего наш город, впереди еще много работы.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. [email protected]

realt.onliner.by

Схема города–крепости Коулун — Взгляды обывателя — ЖЖ

Кошмарное место!.. Здесь можно было снимать мрачные триллеры, фантастические боевики, кровавые ужастики или хотя бы мелодрамы о муках городской бедноты — но только не комедии. Уже полтора десятилетия здесь нет ничего подобного: тут всё цветёт и зеленеет. Однако старые воспоминания и желтеющие снимки не дают забыть о страшноватом прошлом этого района.

Тем не менее, завязка истории была не такой жуткой.

Самые первые исторические дни этого места теряются где-то в эпохе китайских правителей династии Сун, тянувшейся с 960-го по 1279 годы.

Последний император этой династии Бин (Bing) поступил так, как и следовало поступать простому китайскому императору: он дал девяти горам на полуострове на юге Китая имена, одну из них, естественно, назвав своим именем. Все эти девять гор называются Коулун (в переводе с китайского — «девять драконов»), и одна из них также зовётся Коулун, как ни странно.

Захолустный Коулун в 1915 году — не город, не крепость… Не британский, не китайский… (фото с сайта en.wikipedia.org).

Вскоре словом Коулун назвали целый район, позже весь полуостров, а потом ещё много чего. Теперь уже и не поймёшь, какой из этих Коулунов — это Коулун, а какой из них, в самом деле, не Коулун, а Коулун… В общем, мы чуть-чуть запутались и немного отвлеклись.

Снимок 1924 года. Основная часть первоначальных построек — старинные административные здания — пока ещё доступна для взгляда (фото с сайта twenty4.co.uk).

Итак, в конце династии Сун достопочтенный мистер, простите, император Бин приказал построить небольшой военный аванпост в районе какого-то из Коулунов, предназначенный для защиты от разных разбойников. Заодно в этом пункте (назывался он, разумеется, Коулун — как же ещё?) занимались производством соли.

В 1973-м в 2185 квартирах находилось 10 тысяч человек. Тогда они и не догадывались, что жили в невероятном просторе… (фото с сайта twenty4.co.uk).

После того, как династия Сун успешно рухнула со смертью Бина и приходом монгольского хана Хубилая и его династией Юань, Коулун (который аванпост) оказался практически забыт. Его, правда, более-менее дополнительно укрепили в 1668-м, но роль его была не очень большой — в нём постоянно находилось всего три десятка воинов.

Небольшие промежутки между домами — это, фактически, улицы. А также это основное место, куда выбрасывается мусор: система вывоза отходов в таких условиях работает, мягко говоря, слабо (фото с сайта twenty4.co.uk).

Сейчас все эти Коулуны относятся к специальному административному району Китая — Гонконгу (наконец, новое название!), который был захвачен Британией в 1842 году. В дальнейшем события развивались не самым благоприятным для Китая образом — власть англичан всё больше усиливалась, и они требовали всё больше территории.

Велосипедные дорожки, как правило, проходят по крышам. Там же обычно играют дети и не видят в этом ничего печального (фото с сайта twenty4.co.uk, Greg Girard, Ian Lambot).

В июне 1898 года между тогдашней последней монархической династией Цинь и властями Великобритании был подписан документ, по которому последняя получала право обосновать свои колонии в Гонконге — районе, включавшем остров Гонконг, полуостров Коулун и ряд прилегающих к нему территорий.

Единственное место, которое китайцы так и не отдали — это тот самый аванпост Коулун, обнесённый защитной стеной. Власти Китая хотели таким образом оставить себе маленькую территорию, откуда можно было осуществлять хоть какой-то контроль действий колонистов — чтоб те не очень-то распоясывались.

Жизнь в ночном Коулуне кипела вовсю (фото Greg Girard).

Впрочем, в той самой конвенции про этот укреплённый пункт ничего не говорилось — этот момент не был оформлен официально. Согласившись с этим и потерпев для приличия до 1899 года, вероломные британцы собрались с силами и захватили Коулун.

Овчинка выделки, похоже, не стоила — за каменными стенами они не обнаружили ничего интересного: территория внутри была плотно застроена низкими маленькими домиками, в которых обитало порядка семисот человек, самыми грозными из которых были разве что кое-какие китайские чинуши.

Судя по количеству ящиков, почтальон зашёл в подъезд далеко не самого населённого дома. Ежедневно почтовые отправления по городу разносили три почтальона (фото с сайта twenty4.co.uk).

В общем, «вторжение» получилось весьма дурацким, и вопрос о правах на Коулун так и повис в воздухе. Единственная перемена, которая тогда произошла — это новое англоязычное название Kowloon Walled City — «город-крепость Коулун».

Квартира-магазин в «осовременившемся» городе-крепости была скорее правилом, чем исключением (фото Greg Girard).

А так всё оставалось по-прежнему — несмотря на нешуточные страсти, которые кипели вокруг, британцы так и не покусились на Коулун. Вместо этого они занимались развитием городской зоны, находившейся поблизости; её они — что уже ну совсем не удивительно — назвали Коулун.

Обычным делом были и вот такие квартиры-фабрики. Например, в этой производили муку, тогда как в других могли делать что угодно — от бытовых изделий из пластика до наркотиков (фото Greg Girard).

Что же касается укрепления Коулун, то оно так и оставалось во власти Китая — в разных его «вариантах» — и когда он стал Республикой Китаем в 1911 году, и в 1949-м, когда он превратился в Китайскую Народную Республику.

Один красный фонарь на всей улице. Неужели сломанный светофор? (фото Greg Girard).

Но объективности ради надо заметить, что «находился во власти» — это слишком сильно сказано. Вернее говорить о том, что Китай считал эту территорию своей, но в действительности ни крепость Коулун, ни её жители не очень ему были нужны. Это становилось очевидным в самые критические моменты.

Скажем, во время Второй мировой войны японцы, оккупировавшие территорию, безнаказанно выселяли людей из крепости и даже разрушили древнюю стену, части которой использовали для строительства аэропорта поблизости.

По окончании войны и образования Китайской Народной Республики город стали потихоньку заселять преступники, а также беженцы из основной части Китая.

Если посмотреть сверху, Коулун — был, грубо говоря, прямоугольником со сторонами сто с чем-то на примерно двести метров. Для древних жителей крепости — шикарно, для многотысячного города — маловато (фото с сайта deputy-dog.com).

А в 1959 году, когда в крепости Коулун произошло убийство, ситуация оказалась совершенно нелепой: китайское правительство пыталось свалить ответственность за инцидент на Британию (которая тем временем старалась не обращать внимание на крепость Коулун), а британское — на Китай.

Слева: туалетной фобией жителям Коулуна страдать не доводилось, ибо то, что вы тут видите — это источник бытовой воды. Справа: клаустрофобия и боязнь высоты для них также была непозволительной роскошью… Туристы, кстати, редко привозили хорошие снимки из Коулуна — они часто жаловались, что внутри не хватает места, чтобы сфокусировать фотоаппарат (фото Greg Girard и с сайта flex.co.jp).

В 1970-х город-крепость (в самом деле уже не крепость) стал настоящим раем для мафиозных группировок, наркоторговцев и наркоманов… Так как за Коулуном никто не присматривал, то подобные лица стекались туда тысячами. Хотя, разумеется, там были и вполне приличные граждане, жившие там издавна и вернувшиеся после ухода японцев.

Внешний вид домов — точнее, этого сплошного жилого монолита. Стандартный балкон — это «птичья клетка», закрытая со всех сторон решётками, на которые удобно вешать разные предметы, экономя пространство; и, конечно, это хороший способ защититься от воров, которых тут, в силу исторических причин, многовато (фото с сайта arch.columbia.edu).

Так или иначе, но численность населения стремительно росла, и к началу 80-х прошлого века достигла 30 тысяч. Жилищный вопрос решался просто: там строили всё новые и новые многоэтажки, пристраивали новые этажи. Места было мало, но всё-таки жителей становилось всё больше и больше.

«Визуальный ряд» дополнялся постоянным рёвом самолётов близлежащего аэропорта (фото с сайта flex.co.jp).

В 1984 году Британия согласилась признать город частью Гонконга. Ничего особенно страшного тут не было: по конвенции, англичане имели право обладания территорией лишь на 99 лет — оставалось потерпеть каких-то десять лет.

Несмотря ни на какие тяготы, люди в Коулуне пытались хоть как-то обустроить свою жизнь. В этом им в особенности сильно помогали продавцы 148 магазинов, а также 150 докторов, среди которых было 87 дантистов — по данным конца 1980-х (фото с сайта flex.co.jp).

Но чтобы не держать при себе это жуткое логово, колонисты решили просто уничтожить этот город, а его жителей расселить. Англичане долго готовились к этому шагу и смогли сделать его лишь в 1993-м.

Вид города-крепости с южной (вверху) и с западной (внизу) стороны. Высота домов в Коулуне составляла в среднем 10-12 этажей (фото с сайта flex.co.jp).

Кстати, задача была не из простых: ведь к моменту уничтожения этого чудовищного места в городе жило уже 50 тысяч человек. В то время, когда Коулун был малозначимым аванпостом, его население было в тысячи раз меньше, и занимал он просто огромную территорию — величиной с целый стадион.

Зрелище пищевого комбината Коулуна — отличный повод обратиться в вегетарианство… Одной из основных статей дохода тамошнего пищепрома было, к слову, собачье мясо (фото Greg Girard).

Но в 1990-х этот «стадион» стал тесноват. Как нетрудно подсчитать, при площади всего в 0,026 квадратных километра плотность населения достигает двух миллионов (!) человек на квадратный километр. Сравните со средней плотностью населения в Лондоне — примерно пять тысяч человек на квадратный километр — или в том же Гонконге, где она чуть превышает шесть тысяч…

Город-крепость Коулун на фоне современного Коулуна в 1989 году (фото с сайта en.wikipedia.org).

Тем не менее, до последнего момента народа становилось всё больше. В одном крошечном помещении порой жило сразу по несколько человек; там же иногда находилось ещё какое-нибудь заведение. Заведения, правда, были не ахти какие замечательные: рядом с простыми магазинами и местами общепита ютились казино, бордели, опиумные бордели, нарколаборатории.

Как говорят, Коулун был почему-то особенно знаменит бесчисленными стоматологическими кабинетами, в которых, само собой, были антисанитарные условия и, само собой, работали врачи безо всяких лицензий…

Начало 1990-х. Всё готово к сносу города (фото с сайта twenty4.co.uk).

На месте разрушенного города-крепости разбили парк и восстановили некоторые исторические постройки, например, ямены — старинные дома давнишних китайских чиновников.

В таком обновлённом виде это место снова вернулось во власть Китая в 1997 году, когда Великобритания вернула ему право управления Гонконгом.

На месте города-крепости Коулун разбили этот чудесный парк, конечно же, под названием Коулун. Очистив территорию от жутких многоэтажек, археологи, кстати, смогли сделать там ряд интересных находок (фото с сайта globalphotos.org).

И поныне там только парк, и нет ничего похожего на бандитский Коулун, нередко служивший колоритным местом для киносъёмок впечатляющих сцен — например, в фильме «Криминальная история» (Crime Story). Однако сейчас, кроме режиссёров, об этом, пожалуй, мало кто жалеет.

o-0.livejournal.com

Коулун – логово девяти драконов

Я уже (как и вы наверное) много раз видел эту фотографию и даже примерно представлял где это место и почему такое, а вот все таки копнув глубже узнал немного подробнее. Поделюсь с вами …

Ни одна фотография Коулуна (Kowloon Walled City) , сделанная в свое время туристами, не может передать истинного облика этого «города». Больше всего Коулун напоминал коммунальную квартиру, в которой в конце 90-х годов прошлого века одновременно проживало… 50 тысяч человек!

История этого странного сооружения началась многие сотни лет назад, когда один из китайских императоров решил построить на прибрежном клочке земли небольшую крепость для защиты от разбойников. Место для крепости было выбрано неподалеку от одной из девяти гор, возвышавшихся на полуострове. (Собственно, слово «коулун» переводится как «девять драконов» и, скорее всего, это название относилось именно к девяти горам). Крепость получила аналогичное название.

После смерти императора и прихода к власти очередной династии, крепость захирела, потеряла свое значение, и единственными ее обитателями стали два-три десятка солдат во главе с бесперспективным офицером, да летучие мыши, расплодившиеся в заброшенных помещениях. Надо сказать, что суровые воины, охранявшие забытый аванпост, даже не представляли себе, какой шикарной жилплощадью они пользуются по сравнению со своими потомками.

Шли столетия. Менялись династии, менялась охрана крепости. И вот в середине XIX века на островке неподалеку от Коулуна появилась и начала расти торгово-криминальная жемчужина Азии – Гонконг. Китайские власти под давлением британцев передали остров и все ближайшее побережье в аренду англичанам на 99 лет, но сохранили за собой Коулун…

… Правда, ненадолго. Вероломные англичане сначала подписали договор об аренде, а потом захватили крепость силой.

Однако, ворвавшись внутрь, британцы оказались жестко разочарованы: грязные, вонючие улочки, темные, мрачные помещения, крысы да семь сотен запуганных до смерти китайцев – вот что встретило их в крепости. Англичане махнули на Коулун рукой и отправились достраивать перспективный Гонконг.

С тех пор крепость приобрела статус «неприкасаемой» – формально она принадлежала юрисдикции гонконгских властей, но фактически и Коулун, и его обитатели оказались никому не нужны – ни англичанам, ни китайскому правительству.

Крепость Коулун стояла, а вокруг нее стремительными темпами развивалась инфраструктура, строились современные дома и небоскребы.

После окончания войны Коулун снова перешел Китаю и туда стали заселяться бандиты, наркоторговцы и обычные люди, которые когда-то там жили. Таким образом, в 1970-х годах местечко стало раем для мафиозных группировок. Численность населения росла невероятными темпами и к началу 1980-х годов составляла более 30 тысяч человек. В начале 1990-х годов эта цифра уже выросла до 50 тысяч человек, и это при его площади чуть менее 0,03 квадратных километров, таким образом, плотность населения здесь составляла 2 млн человек на 1 квадратный километр. Плотность населения в Лондоне на данный момент составляет менее 5 тысяч человек на 1 квадратный километр, а в современном Гонконге этот показатель составляет около 6,5 тысяч человек.

Как они все там умещались? Очень просто. И без того тесные улицы застраивались каморками, дополнительные постройки возводились на крышах. В результате Коулун стал похож на огромный, в 10-12 этажей муравейник – знаменитые питерские дворы-колодцы по сравнению с этим «городом» выглядят как шикарные бульвары. Жители Коулуна перемещались с места на место по крышам, ловко обходя сотни натыканных тут и там спутниковых тарелок – так было быстрее и безопаснее. Полиция сюда носа не показывала – тут можно было запросто сгинуть без следа.

Между тем в самом Коулуне вовсю кипела жизнь. Сотни подвальных фабрик изготавливали все, что душе угодно: одежду и обувь, бытовую технику и наркотики. На грязных кухнях жарилась еда, в основном – собачатина. В десятках магазинов можно было приобрести практически все, что душе угодно — от «японского» магнитофона до женщины или партии героина – были бы деньги. Полторы сотни докторов (их них – 87 дантистов) с лицензиями и без, готовы были за солидное вознаграждение вылечить от любых болезней (которых, понятное дело, в таком месте существовало достаточно), либо – отправить на тот свет.

Отважившихся проникнуть внутрь туристов – обитателей чистеньких, прибранных европейских городов, Коулун притягивал своей «грязной» экзотикой: дети, играющие среди годами не вывозившегося мусора, квартиры, мало чем отличающиеся от общественных сортиров, балконы, больше напоминающие клетки для хищных птиц. (Почти все окна в Коулуне были забраны мощными решетками – от воров, а потому жилые помещения еще больше напоминали тюремные камеры).

Туристы-«экстремалы» с содроганием проходили мимо казино, борделей, работающих буквально в открытую нарколабораторий, закусочных, опасаясь не то что съесть – дотронуться до тех блюд, которые там подавались. Старательно настраивали свои камеры, чтобы передать весь ужас существования в забытом властями городе, (что, кстати говоря, удавалось далеко не всем – иногда не хватало места, чтобы сфокусировать фотоаппарат), а потом со счастливым вздохом покидали это злачное место и спешили обратно в цивилизованный, чистый и стерильный мир.

Помимо больных на голову туристов Коулун оказался находкой для режиссеров – постановщиков гангстерских фильмов. Характерных планов для съемок бандитских притонов, «малин» и прочей атрибутики теневого мира здесь было не занимать.

Как бы то ни было, к концу тысячелетия с криминальным городом-крепостью решено было покончить. К тому времени в нем, как уже говорилось, обитали, а точнее – сидели друг у друга на головах – уже 50 тысяч жителей. Это два миллиона человек на квадратный километр! Такой плотности населения не знает ни один самый крупный город. К примеру, в рядом стоящем перенаселенном сверх меры Гонконге этот показатель составляет около 6 тысяч человек на квадратный километр – в 300 с лишним раз меньше!

В то время территорией, где был расположен город-призрак, все еще правили британцы, но срок окончания аренды уже был близок. Возможно, перед тем как выехать с «квартиры» англичане решили навести в ней порядок, а самым «беспорядочным» местом Гонконга был именно Коулун. За него и взялись с особой энергией.

Неизвестно, куда расселили обитателей Коулуна, (возможно, большинство из них расселилось само, избавив власти от необходимости строить дополнительные тюрьмы), но вскоре на месте жуткой кучи многоэтажек появился прекрасный парк. Строители также восстановили некоторые исторические постройки, например, ямены – старинные дома китайских чиновников. Кстати говоря, археологи, предварительно покопавшиеся на месте древней крепости, обнаружили там множество интересных находок, и пополнили местные музеи и частные коллекции.

В таком обновленном виде и открылся Коулун новым властям в 1997 году, когда Великобритания вернула китайцам право управления Гонконгом. А о старом, пропитанном нищетой и криминалом городе-призраке, напоминают теперь только любительские фотографии.

Один из магазинов в Коулуне.

Ночью в Коулуне вовсю кипела жизнь.

В «Идору» Уильяма Гибсона есть потрясающий образ – Крепость – город хакеров в сети, цифровое прибежище свободолюбивых маргиналов, изумительный виртуальный Эльдорадо. Внешне Крепость выглядит, как дикое и хаотичное нагромождение кусков кода, скриптов, каких-то недоработанных изображений – будто монолитный ком всякого хлама. Уже во вступлении Гибсон рассказывает, что на его фантазию повлияли фотографии реальной Коулунской «крепости» (вернее Kowloon Walled City).

«– Они говорят, что все началось с общего килл-файла. Ты знаешь, что такое килл-файл?

– Нет.

– Очень древнее понятие. Способ уклоняться от нежелательной входящей корреспонденции. Килл-файл не пропускал эту корреспонденцию, она для тебя все равно что вообще не существовала. Это было давно, когда сеть была совсем еще молодая.

Кья знала, что, когда родилась ее мать, сети вообще не было или там почти не было, хотя, как любили говорить школьные учителя, такое даже трудно себе представить.

– А как могла эта штука стать городом? И почему там все так стиснуто?

– Кто-то загорелся идеей вывернуть килл-файл наизнанку. Ну ты понимаешь, это не то, как в действительности все было, а как это рассказывают: что люди, основавшие Хак-Нам, разозлились, потому что сперва в сети было очень свободно, можно было делать все, что ни захочешь, а потом пришли компании и правительства со своими соображениями, что тебе можно делать, а чего нельзя. Тогда эти люди, они нашли способ высвободить хоть что-то. Маленькую территорию, кусочек, клочок. Они сделали что-то вроде килл-файла на все, что им не нравилось, а сделавши, они вывернули его наизнанку».

Уильям Гибсон, «Идору»

Дети играли, в основном, на крышах, так как здесь было гораздо больше месте, чем в улочках между домами.

Местные люди несмотря на все тяготы жизни пытались хоть как-то обустроить свои дома.

Между домами существовали небольшие промежутки, являющиеся улицами. Туда местные жители в основном выбрасывали мусор, который мог лежать там неделями и даже месяцами.

Надписи на китайском языке.

Еще один магазин мужчины, который явно очень любил кошек.

Средняя высота зданий в Коулуне составляла 10-12 этажей.

Очень часто квартиры совмещали с фабриками или магазинами. В этой, к примеру, производили муку.

В таких антисанитарных условиях занимались разделыванием мяса.

источники

http://www.8thingstodo.com/kowloon-walled-city-hong-kong

http://www.chronoton.ru/past/polit/Kowloon

http://photo-day.ru/gorod-krepost-koulun/

Вот посмотрите еще на такие города-крепости как Эрбиль (Erbil) — цитадель Курдистана или вот Цитадель Алеппо (Citadel Aleppo)

radion-gz-china.livejournal.com

ФотоТелеграф » История Коулуна, самого густонаселенного района на планете

Сотни тесно прижавшихся друг к другу многоэтажек, узкие проходы между ними, не знавшие солнечного света, дети, за неимением альтернативы игравшие на крышах зданий, царство тайных триад, опиумные притоны и дома терпимости. В 1987 году здесь на небольшом участке площадью 2,6 гектара жило около 33 тыс. человек. Этот район Гонконга уже стал историей, но при этом остался и образцом того, до какой чудовищной степени может дойти уплотнение. Поразительная судьба города-крепости Коулун — в нашем обзоре. (41 фотография)

1841 год. Великобритания ведет успешную войну против китайской империи Цин. В основе конфликта — желание британской короны продавать все больше опиума для местного народа с одной стороны и дерзкое решение отдельных китайских чиновников запретить ввоз в Поднебесную бенгальского наркотика с другой.

Одним из эпизодов той давней истории, завершившейся, естественно, в пользу несшего свое бремя огнем и мечом белого человека, была высадка британского десанта на острове Гонконг и соседнем с ним Коулунском полуострове. На полуострове англичане нашли лишь небольшой одноименный город Коулун (в переводе «Девять драконов») и укрепленный форт, служивший резиденцией местного мандарина. По итогам этой Первой опиумной войны в 1842-м остров Гонконг отошел британцам, а в 1898 году была заключена новая конвенция, расширявшая юрисдикцию империи, над которой никогда не заходит солнце, еще и на полуостров (так называемые «Новые территории»). По условиям договора, который, как показала практика, был неукоснительно соблюден, Гонконг и Коулун арендовались Великобританией на следующие 99 лет при одном маленьком обстоятельстве, имевшим большие последствия. Это обстоятельство помечено на карте как Chinese Town («Китайский город», вверху в правом углу).

Согласно конвенции 1898 года, тот самый укрепленный форт, где проживали китайские чиновники, из договора аренды исключался. Он продолжал оставаться территорией империи Цин, образовав в британской колонии своеобразный анклав. В те годы, конечно, никто не мог и представить, что данный факт спустя несколько десятилетий приведет к образованию в Гонконге квартала, не имеющего себе равных на третьей планете от Солнца по плотности населения.

Экстерриториальность города-крепости Коулун была лишь номинальной. Фактически контроль над фортом, обнесенным мощными стенами, осуществляли англичане. Во время Второй мировой войны полуостров оккупировали японцы, разобравшие стены крепости и использовавшие камень от них для расширения военного аэродрома, впоследствии на долгие годы превратившегося в Кай Так, основной аэропорт Гонконга, один из самых опасных в мире.

Все началось после окончания Второй мировой войны. Де-юре город-крепость Коулун, пусть уже и без крепостных стен, продолжал оставаться территорией Китая, окруженной со всех сторон британской колонией. Фактически здесь не действовали законы и администрация Гонконга, его жители не платили никому налогов. Коулун стал настоящей черной дырой, землей обетованной для беженцев с «большой земли», спасавшихся от гражданской войны в Китае, где во второй половине 1940-х годов коммунистическая Народно-Освободительная армия вовсю гнала гоминьдановских марионеток прочь с будущей территории Китайской Народной Республики.

На территорию бывшего форта начали массово стекаться сначала сотни, потом тысячи, в итоге превратившиеся в десятки тысяч сквоттеров, воспользовавшихся статусом Коулуна, чтобы начать новую жизнь формально по-прежнему в Китае, а по сути, в том же Гонконге, пользуясь всеми его благами, но существуя при этом практически абсолютно независимо.

Любые попытки британской администрации препятствовать стихийному строительству на небольшом пятнышке длиной 210 и шириной 120 метров наталкивались на сопротивление не только местных обитателей, но и правительства КНР, угрожавшего дипломатическим конфликтом в случае каких-либо действий властей Гонконга на территории, которую они считали своей.

К концу 1960-х годов на площади в 2,6 гектара жило, по некоторым оценкам, до 20 тыс. человек. Точной цифры, разумеется, никто назвать не сможет: какой-либо учет резидентов города-крепости вести было невозможно. Эти десятки тысяч людей демонстрировали чудеса выживания и адаптации в условиях, по сути, анархического общества. Нет центрального водоснабжения? Не беда. Были вырыты 70 колодцев, вода из которых электрическими насосами доставлялась на крыши зданий, а оттуда по лабиринту бесчисленных труб отправлялась в квартиры потребителей. Отсутствует электричество? Среди жителей квартала было немало сотрудников компании Hong Kong Electric, прекрасно умевших нелегально подключаться к гонконгским электросетям и помогавшим в этом своим соседям.

Строили жители Коулуна также сами. Сначала на территории города-крепости, удачно расчищенной от довоенной застройки бомбардировкой авиацией союзников, появились одно-, двух- и трехэтажные домики. Затем по мере увеличения численности населения района этажность начала стремительно расти. Росла и плотность застройки. Так менялся Коулун в течение десятилетий.

1974 г.

1992 г.

Фактически любой свободный участок в границах, утвержденных конвенцией 1898 года, получил свою многоэтажку. Относительно свободным осталось лишь небольшое пятно в центре квартала, где сохранился ямэнь — резиденция мандарина, один из редких реликтов, до сих пор напоминающих о прежней истории Коулуна.

Вокруг же него к 1980-му было построено около 350 многоэтажных домов, расположенных так плотно, что с панорамных снимков Коулун напоминал, скорее, одно огромное и чудовищно уродливое здание.

Улиц внутри квартала, по сути, не было. Были проходы, образующие настолько запутанную для непосвященных сеть, что чужак, попадавший сюда, стремительно терял ориентацию в пространстве. Застройка была такой плотной, а пространство Клондайка анархизма столь ценным, что многоэтажки зачастую нависали над проходами, не пропуская туда солнечный свет.

С другой стороны, внутри квартала не было и автомобилей, лишь сотни метров, километры лабиринта узких переулков.

Проходы освещались лишь редкими фонарями да горящими неоновыми вывесками бесчисленных лавок, магазинчиков, парикмахерских, врачебных кабинетов, занимавших все первые этажи зданий. Только одних дантистов тут работало около сотни, и отбоя в клиентах у них не было. Отсутствие необходимости получать врачебную лицензию и платить кому-либо налоги позволяло держать цены на услуги на уровне, недоступном их коллегам из Гонконга, работающим на соседней, но уже «цивилизованной» улице.

Здесь же находились и разнообразные мелкие кустарные производства. В Коулуне была своя промышленность: пищевая, галантерейная, легкая. Фактически это был город в городе, во многом способный существовать автономно.

В квартале было даже несколько своих детсадов и школ, хотя в основном, конечно же, за маленькими детьми смотрели старшие члены семей, а детей постарше каким-то образом получалось устраивать в гонконгские школы. Отсутствовали спортивные площадки, клубы, кинотеатры.

Фактически пространством для социализации и рекреации обитателей района стали крыши, где можно было найти хоть какое-то свободное место. Здесь играли и росли дети, встречались и общались их родители, сидело за партией в маджонг старшее поколение.

А над крышами летали огромные самолеты, до которых было подать рукой. Специфика захода на посадку в аэропорт Кай Так, тот самый, на строительство которого пошли крепостные стены Коулуна, требовала от пилотов совершать сколь опасный, столь и эффектный разворот непосредственно перед приземлением. Начинался он на высоте 200 метров, а заканчивался уже на 40, и где-то посередине этого сложнейшего для пилотов маневра находился ощетинившийся, словно гнилыми зубами, многоэтажками Коулун.

Именно из-за этого соседства высотность зданий квартала была ограничена 14 этажами — чуть ли не единственное требование администрации Гонконга, которое жители города-крепости выполняли. Взамен они получали потрясающее и совершенно бесплатное зрелище прямо над своими головами.

В первые десятилетия трансформации старой китайской крепости в спальный район со своим особенным колоритом единственной реальной силой здесь были триады — тайные преступные организации, распространенные еще в довоенном Китае. Воспользовавшись отсутствием интереса к кварталу со стороны гонконгской администрации и ее правоохранительных органов, они превратили только начавший расти район в гнездо разнообразных пороков. В Коулуне буквально расцвели игорные заведения, публичные дома, опиумные притоны.

Один из китайских писателей так описывал Коулун тех лет в своей книге «Город тьмы»: «Здесь на одной стороне улицы стоят проститутки, а на другой священник раздает беднякам сухое молоко, пока социальные работники раздают указания, наркоманы сидят с дозой под лестницами в подъездах, а детские игровые площадки ночами превращаются в танцпол для стриптизерш».

Только в середине 1970-х годов власти Гонконга, решившие наконец, что хватит это терпеть, и заручившиеся одобрением правительства КНР, осуществили грандиозную серию полицейских рейдов, закончившихся фактическим изгнанием из Коулуна всех ОПГ. Несмотря на свой брутальный внешний вид, район с точки зрения криминальной обстановки был довольно спокойным местом.

В эти же годы здесь наконец появились централизованные водо- и электроснабжение и канализация, в Коулун начали доставлять почту.

Но эти важные изменения к лучшему, превращавшие город-крепость в более-менее удобное место для жизни, на внешнем облике Коулуна никак не отражались. Безвластие здесь продолжалось, самострои росли, о каком-либо капитальном ремонте зданий или хотя бы косметической реновации фасадов не могло идти и речи. В историю квартал вошел именно таким.

Большинство жителей ютились в небольших квартирках средней площадью 23 кв. м. Распространение получили разнообразные пристройки к внешним и внутренним фасадам зданий. Те окончательно срастались, в районе образовалась даже вторая, параллельная наземной, система переходов уже на некоторой высоте от земли.

Коулун превращался в единый цельный организм, огромную «коммунальную квартиру», здание-город, словно пришедший в настоящее из постапокалиптического будущего.

В 1987 году правительства Великобритании и КНР заключили соглашение, урегулировавшее статус Коулуна в свете предстоявшего через 10 лет возвращения Гонконга под юрисдикцию Китая. Администрация британской колонии получила право наконец снести уродовавший ее лицо квартал.

Снос начался в 1992—1993 годах. Все жители получили или денежную компенсацию за переезд, или квартиры в росших как на дрожжах современных новостройках Гонконга. И все равно процесс уничтожения этого анархического реликта, родившегося почти век назад, сопровождался бурными протестами аборигенов, не желавших лишаться привычной вольницы и уклада жизни.

Тем не менее, Коулун был обречен. Снесли его быстро, но опустевший район, и так регулярно попадавший в объектив кинематографистов, успел «засветиться» в фильме Crime Story («Криминальная история») 1993 года, в котором герой Джеки Чана борется с похитителями гонконгского бизнесмена. Один из ключевых эпизодов картины снимался в Коулуне, а предстоявшая его ликвидация позволила создателям боевика снять несколько эффектных сцен со взрывами жилых домов города-крепости.

После сноса на месте Коулуна появился одноименный живописный парк, повторяющий его очертания. Теперь это любимое место отдыха местных жителей, а о его фантасмагорическом прошлом напоминает лишь мемориал с макетом квартала, ставший очередной достопримечательностью Гонконга.

В 1987 году, когда администрация Гонконга и правительство КНР заключили соглашение, обрекшее район на уничтожение, было проведено исследование, позволившее более-менее точно установить количество его жителей. Оказалось, что на 2,6 гектара здесь жило около 33 тыс. человек. Это был абсолютный рекорд плотности населения на Земле.

fototelegraf.ru

Крепость Коулун. Мега-бомжатник в Гонконге

Коулун — В тесноте, да не в обиде, света белого не видя. Мега-бомжатник в Гонконге, фото и видео.

Кликните для увеличения

Угадайте с одной попытки, в какой из стран могла появиться самая огромная и грязная коммуналка на Земле?

Вестимо, это Китай, а именно Гонконг — те «кулички» громадного города, что долгое время оставались ненужными ни Британии, ни КНР. Там, где нет управы, все решает дружба, а тесно дружить семьями китайцы умеют, громоздя хозяйства свои, словно фигурки в «глючном» тетрисе, которые все падают и падают, не оставляя пустот и не обрушиваясь. А ведь всего-то 130 на 200 метров пространства…

Помните фантастический фильм «Блэйдраннер»? Или сказку «Бэтмэн: начало»? Или любое другое кино, где вся интрига играется в безысходном мраке мокрых улиц? Образ города тьмы — это не креатив сценаристов. До 1993 года у него был реальный прототип, известный как «Город-крепость Коулун». Для тех, кто в нем жил, работал, торговал, делал детей, получить порцию солнечного света с гарниром из всех «ароматов» от десятков тысяч соседей, можно было, лишь взобравшись на крышу. Дополнял наслаждение рев близлежащего аэропорта и крики детей, катающихся по крыше на велосипедах или играющих в китайскую мафию.

История крепости Коулун началась тысячу лет назад с построения небольшого укрепленного поселка для защиты от пиратов местных солеварен. Известно, что в середине 19-го века здесь уже высился форт, из которого воины императора зорко следили за соблюдением запрета на ввоз английскими купцами индийского опиума. Не углядели…

В 1842 г. в результате Первой опиумной войны англичане оттяпали у империи остров Гонконг, а в 1898 г. — еще несколько материковых территорий. А поскольку Гонконг был отдан Британии не навсегда, крепость Коулун было решено оставить Китаю. Впрочем, это был лишь негласный уговор, посему год спустя англичане вторглись в крепость, но ничего интересного там не нашли и оставили 700 обитателей форта в покое.

Деликатное невмешательство британцев давало Китаю повод считать район своим. Лишь в 1940 году колонисты снесли в крепости все ветхие домишки и полтысячи оборванцев получили новые квартиры. Потом пришли японские вояки и разобрали крепостную стену. В 1947 г. на спорную территорию хлынули беженцы из коммунистического Китая, многие из которых были разного рода сбродом, например ворами или наркоманами. Выгнать их не удалось, и к концу 1950-х в Коулуне правили бал зловещие китайские триады. Мафиози основали здесь множество борделей, казино и нарколабораторий, с которыми приходилось мириться большинству местного населения, тихих китайских работяг. Когда мафию поприжали и бояться стало некого, популяция работяг значительно выросла и повеселела. Вот фото 1973 года. Тогда в этих домах проживало «всего» 10 000 человек.

К началу 1980-х население Коулуна утроилось. На ограниченной территории продолжали строить новые многоэтажки и достраивать старые — до тех пор, пока микрорайон не превратился в мрачный монолитный лабиринт. Дворы исчезали. Улицы, ставшие коридорами, круглосуточно освещались лампочками гуманитарной помощи (как известно, один фонарь заменяет двух полицейских). Электричество на прочие нужды воровалось из городских сетей. Помои текли по открытым каналам, мусор выбрасывался из окон, буквально на головы соседям. К сожалению жителей лабиринта, высота оного не могла превышать 14 этажей, ибо рядом — аэропорт. А то бы и не такого понастроили.

В этом страшном сне санитарного врача и пожарного инспектора работало свыше 500 подпольных фабрик, где делали сумки, обувь и еду. Особенно хорошо у поваров из города тьмы выходили рыбные крокеты, ими с удовольствием хрустел весь Гонконг, прекрасно при этом зная, какая в «Крепости Коулун» грязь и вонь. Более того, даже из зажиточных районов Гонконга сюда шли лечить зубы, т.к. чуть ли не каждый десятый жилец трущоб был неплохим стоматологом и работал за гроши.

В 1984 году Великобритания уговорила Китай отдать обитель мрака и анархии в полную власть Гонконга. Как бы извиняясь за исторические обиды, англичане решились расселить «коммуналку» и снести нахалстрой, в котором ко дню торжественного сноса теснилось уже 33 тысячи человек. Это как если бы в 1-комнатной хрущевке обитало 8 жильцов, и так на всех этажах. Около 3 млрд. долларов было потрачено на наведение порядка: расселение, снос и уборку останков города-паразита.

Теперь на месте города тьмы разбит прекрасный парк, где очень любят гулять на солнце и свежем воздухе жители и гости теперь уже всецело китайского Гонконга.

Видеорепортаж о самой большой трущобе на свете.

neobychno.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о