Кто совершил три кругосветных путешествия – Кто из мореплавателей сумел трижду завершить кругосветное плавание?

Содержание

ТРИ КРУГОСВЕТНЫХ ПЛАВАНИЯ КУКА. Всемирная история: в 6 томах. Том 4: Мир в XVIII веке

ТРИ КРУГОСВЕТНЫХ ПЛАВАНИЯ КУКА

Окончательный ответ на вопрос о том, существует ли в Тихом океане Южная земля, дал прославленный английский мореплаватель Джеймс Кук (1728–1779). Он совершил три продолжительные экспедиции, маршруты которых пролегали в тех просторах океана, где предполагалось размещение крупного континента, но встретил в этих районах лишь острова и воду. Кук впервые открыл и поместил на карту восточное побережье Австралии, доказав, что австралийский материк значительно меньше простирается на восток, чем это представлялось ранее. Кук подробнейшим образом обследовал Северный и Южный острова Новой Зеландии, впервые отыскал Новую Каледонию и Гавайские острова. И это только самые главные достижения его экспедиций. Мореплаватели, совершавшие плавания после Кука, открывали только мелкие острова и атоллы, уточняли местоположение островов и архипелагов, найденных ранее испанцами и голландцами.

Первая экспедиция Дж. Кука (1768–1771) замышлялась как ответ на первое французское кругосветное плавание Л.А. де Бугенвиля. Она стала значительным событием в англо-французском соперничестве в Тихом океане. Формальным поводом для отправки экспедиции в Южные моря явилось редкое астрономическое явление — прохождение Венеры через диск Солнца 3 июня 1769 г. Это явление можно было наблюдать у Северного полярного круга и в тропических широтах южного полушария. Адмиралтейство выбрало местом проведения астрономических наблюдений остров Таити, об открытии которого сообщил вернувшийся из плавания 20 мая 1768 г. Уоллис. Более удобной причины и более надежного прикрытия для разведывательных целей экспедиции Кука было трудно найти. В сверхсекретной инструкции, врученной Британским адмиралтейством Куку, говорилось, что после выполнения астрономических наблюдений на Таити экспедиция должна была направиться на поиски Южного материка между островом Таити и 40° ю.ш. В том случае, если земля не будет найдена, надлежало плыть к Новой Зеландии, а там обследовать ее и нанести на карту берега. Инструкция требовала, чтобы все вновь открытые земли объявлялись британскими владениями. Следовало также составлять «инвентарные описи» богатств найденных земель: лесов, руд, драгоценных камней, плодов и семян. Местных жителей нужно было ублажать, «вручая им в дар безделушки, каковые могут быть у них в цене, и привлекая их к торговле». Верхом лицемерия был пункт, по которому обитаемые острова должны были вводиться во владение британской короны с «согласия туземцев».

Столь разнообразные и широкие задачи, поставленные перед экспедицией, требовали участия в плавании ученых и обширных знаний капитана. Кук обладал бесценным опытом и знаниями в морском деле. Он был превосходным картографом и гидрологом. Составленные им карты отличались особой тщательностью и точностью. Научной частью руководил молодой натуралист Джозеф Бэнкс. В экспедиции участвовали астроном Чарлз Грин, художник Сидней Паркинсон и шведский ботаник Даниэль Соландер.

26 августа 1768 г. экспедиция в составе девяносто восьми человек отправилась в путь на корабле «Индевр». В Рио-де-Жанейро была сделана остановка с 13 ноября по 7 декабря. Затем «Индевр» направился к югу Америки и 11 января 1769 г. достиг Огненной Земли. Пройдя через пролив Ле-Мера мимо мыса Горн, Кук 25 января вошел в тихоокеанские воды. Далее его путь пролегал по хорошо известному маршруту через архипелаги Туамоту и Общества, 13 апреля Кук бросил якорь в таитянской бухте Матаваи. После наблюдений за прохождением Венеры 3 июня экспедиция оставалась на Таити до 13 июля. Затем Кук приступил к обследованию островов к западу от Таити, и с 16 июля по 9 августа обошел всю группу Подветренных островов в архипелаге, который Кук назвал островами Общества (в честь Лондонского королевского общества).

В изучении островов Общества большую помощь Куку оказал молодой полинезиец Тупиа, уроженец острова Раиатеа. Тупиа принадлежал к сословию жрецов-хранителей мифов, преданий, генеалогий знатных вождей. Полинезийцы обладали знаниями об островах, удаленных на значительные расстояния, великолепно читали карту звездного неба и, ориентируясь по звездам, направлениям постоянных ветров и течений, приводили свои каноэ к нужным островам. Тупиа щедро поделился с Куком сведениями о местоположении многих островов архипелага, которые еще не были известны европейцам. Эти сведения очень пригодились Куку во время второго плавания в Тихом океане.

Покинув Раиатеа 9 августа 1769 г., «Индевр» достиг Новой Зеландии 7 октября. Кук проследовал маршрутом, указанным в секретной инструкции Адмиралтейства. Однако никаких признаков существования Южной земли не было обнаружено. Шесть месяцев, до апреля 1770 г., велись исследования Новой Зеландии, впервые открытой Тасманом в 1643 г. Кук установил, что Новую Зеландию образуют два острова — Северный и Южный, разделенные проливом, названным проливом Кука в честь первооткрывателя. Были обследованы и положены на карту все побережья Новой Зеландии, собраны ценные этнографические сведения о населявших острова маори, составлены коллекции и изучен природный мир. 9 ноября были проведены астрономические наблюдения за прохождением Меркурия через солнечный диск. Кук доказал, что Новая Зеландия не является частью Южного материка.

Пребывание англичан было омрачено преступлением, совершенным лейтенантом Джоном Горном, который застрелил маори за его отказ обменять местную материю на таитянскую. Горн не понес никакого наказания.

Как и на Таити, Кук объявил открытые земли владением британской короны, что явилось основанием для колонизации Новой Зеландии англичанами через 70 лет (1840 г.). Конечно никакого согласия местных жителей на этот акт, как то предписывала инструкция Адмиралтейства, Кук не получал.

Задачи, поставленные перед экспедицией, были полностью выполнены, можно было возвращаться в Англию. Однако Кук предпочел продолжить плавание на северо-запад от Новой Зеландии с тем, чтобы отыскать восточную границу Австралийского материка, носившего тогда название Новая Голландия. За девятнадцать дней, с 1 по 19 апреля 1770 г., «Индевр» совершил переход от Новой Зеландии к восточному побережью Новой Голландии. 20 апреля корабль вошел в широкий залив, который Кук назвал Ботаническим (Ботани-Бей). Здесь семнадцать с половиной лет спустя англичанами было основано первое поселение, перенесенное вскоре в Порт-Джексон. Кук обследовал почти все восточное побережье Австралии и назвал его Новым Южным Уэльсом. В опасных водах Большого Барьерного рифа «Индевр» наскочил на коралловый риф, на ремонт потребовалось два месяца. 22 августа Кук высадился на небольшом острове Поссешн в восточной части Торресова пролива и объявил весь открытый им восточный берег владением британской короны. Пройдя далее к Новой Гвинее, Кук подтвердил открытие Торреса, обнаружившего, что новогвинейский остров отделен от австралийского материка широким проливом. В Австралии участники экспедиции повстречались с аборигенами, собрали этнографическую коллекцию, сделали важные наблюдения о жизни этих людей каменного века. Большую ценность имели коллекции, в которых был представлен уникальный растительный и животный мир Австралии.

На обратном пути в Англию Кук посетил остров Тимор, Батавию и Капстад. Возвращение было трудным. Многих моряков поразила тропическая лихорадка и эпидемия дизентерии, от которой только за одну неделю (25 января — 1 февраля 1771 г.) скончались семь человек.

Первая кругосветная экспедиция Кука завершилась 13 июля 1771 г., а уже 28 ноября того же года он был назначен командиром новой экспедиции, снаряжавшейся для продолжения поисков Южной земли в высоких широтах южного полушария. Торопливость Адмиралтейства объяснялась англо-французским соперничеством в открытиях новых земель. До Англии доходили известия, что в 1769–1771 гг. три французские экспедиции были направлены в Тихий океан с целью отыскания Южного континента.

Вторая экспедиция Кука отправилась на двух судах: «Резолюшн» с экипажем в сто одиннадцать человек под командованием Кука и «Эдвенчер», на борту которого было восемьдесят человек во главе с капитаном Тобайсом Фюрно. В состав экспедиции были включены ученые: астрономы Уильям Уэйлс и Уильям Бейли, немецкий ученый-естествоиспытатель Иоганн Рейнгольд Форстер и его сын Георг восемнадцати лет, ставший впоследствии видным натуралистом, просветителем и общественно-политическим деятелем.

Второе плавание Кука продолжалось с 13 июля 1772 г. до 30 июля 1775 г. Согласно инструкции Адмиралтейства экспедиции следовало вначале отправиться в Южную Атлантику на поиски мыса Сирконсизьон, открытого в 1739 г. французским мореплавателем Жаном-Батистом Буве де Лозье на 54° ю.ш., и принятого им за выступ Южного материка. В действительности это был мелкий островок, который вторично отыскали только в 1898 г. Куку предписывалось пройти на юг как можно дальше, а затем, продвигаясь на восток, продолжить розыски в водах Индийского и Тихого океанов. Для отдыха команд и ремонта судов разрешалось следовать на острова в тропической зоне Тихого океана.

Кук тщательно обследовал пятидесятые южные широты и даже впервые в истории мореплавания 17 января 1773 г. пересек Южный полярный круг. Поиски не дали результата, и экспедиция направилась к Новой Зеландии. По пути корабли расстались. Капитан Фюрно на «Эдвенчере» прошел вдоль берегов Земли Ван-Димена и прибыл к Новой Зеландии, где стал ожидать Кука. 18 мая корабли соединились и направились к Таити по 41–16° ю.ш., с тем чтобы обследовать район, где мог бы находиться Южный континент. 16 августа экспедиция прибыла на Таити. Проведенные исследования позволили сделать Куку следующий вывод: «Поскольку в предыдущем плавании я, как и теперь, пересекал этот океан на пространстве от 40° S и выше, то могу составить суждение….что Южного материка не существует». 17 сентября Кук распрощался с Таити и направился к архипелагу Тонга, острова которого были впервые открыты Тасманом в 1643 г. С 1 по 7 октября Кук побывал на главном острове тонганского архипелага Тонгатабу и острове Эуа. Экспедиция встретила здесь такой же радушный прием, какой был раньше оказан Тасману. Кук назвал архипелаг Островами Дружбы. Далее путь пролегал к Новой Зеландии, где 30 октября корабли Кука и Фюрно окончательно расстались. До 24 ноября Кук тщетно ожидал «Эдвенчер». Затем он отправился на юг для завершения обследования полярных широт. Второй раз за время плавания «Резолюшн» пересек Южный полярный круг и 24 декабря достиг 67° ю.ш. Дальнейший путь к Южному полюсу преградили плотные льды. Последнюю, третью по счету, попытку прорваться на юг Кук предпринял 11 января 1774 г. Он пересек Южный полярный круг 26 января и к 30 января находился на 71°10? ю.ш. и 106°54?з.д. Двигаться дальше мешал сплошной ледяной барьер, и Кук повернул к северу. Лишь 200 км отделяли «Резолюшн» от Антарктиды, а Кука от славы ее первооткрывателя. Эта неудача Кука надолго отвратила мореплавателей от дальнейших поисков земли в южных приполярных морях.

Как и в первом плавании, Кук выполнил главную задачу, поставленную перед экспедицией Адмиралтейством, и мог бы с сознанием исполненного долга вернуться в Англию. Однако он решил продолжить плавание в Океании и наметил дополнительную программу исследований.

11 марта 1774 г. Кук прибыл к острову Пасхи, самому известному и загадочному из полинезийских островов Океании, открытому голландцем Роггевеном в 1722 г. Участники экспедиции были восхищены каменными скульптурами, но они отметили также, что островитяне переживали не лучшие времена, и со времени Роггевена произошли какие-то события, приведшие к упадку культуры и общества. 16 марта экспедиция направилась к Маркизским островам, открытым Менданьей в 1595 г., но оставшимся малоизученными. Кук обследовал архипелаг, подробно и красочно описал его обитателей. Затем 11 апреля был взят курс на Таити для отдыха команды и пережидания зимы Южного полушария. 22 апреля «Резолюшн» бросил якорь в знакомой бухте Матаваи.

Живой, неподдельный интерес к жителям островов Океании был всегда характерен для талантливого мореплавателя. Кук старался понять эту, столь отличающуюся от европейской, культуру. Правда, объяснения давались им в привычных «западных» терминах: верховные вожди назывались «королями», родовая аристократия — «феодалами». У таитян не было моногамных браков, и Куку казалось, что женщины ведут себя легкомысленно. На многих островах Океании отсутствовала частная собственности на землю, и это повергался европейцев в изумление.

ГЕОРГ ФОРСТЕР. «ПУТЕШЕСТВИЕ ВОКРУГ СВЕТА» (1777) О ПРЕБЫВАНИИ ЭКСПЕДИЦИИ КУКА В НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ

«Со времени отплытия с мыса Доброй Надежды наши матросы не имели дела с женщинами, так что они весьма усердно заинтересовались ими, и по тому, как принимались их ухаживания, было видно, что в здешних местах не очень заботятся о стыдливости и что победа должна быть делом не слишком трудным. Однако благосклонность этих красоток зависела не только от их желания. Сначала надо было спросить разрешения у мужчин, имевших над ними полную власть. Если с помощью большого гвоздя, рубах или тому подобного удавалось купить их согласие, то женщины могли удалиться со своими кавалерами, а после попросить еще подарок для себя. Должен при этом заметить, что некоторые лишь с крайней неохотой позволяли использовать себя для столь постыдного промысла, и мужчинам часто приходилось пускать в ход весь свой авторитет, даже угрозы, прежде чем те соглашались уступить вожделениям парней, которые бесчувственно смотрели на их слезы и слушали их стенания. Кто заслуживает большего отвращения: наши люди, которые считали себя принадлежащими к цивилизованной нации, но могли вести себя столь по-скотски, или эти варвары, принуждающие своих собственных женщин к столь постыдным делам? На этот вопрос я не могу дать ответа. (…)

Достаточно печально само по себе уже то, что все наши открытия стоят жизни многим невинным людям. Но как ни тяжки они для маленьких нецивилизованных народов, это поистине сущая мелочь по сравнению с невосполнимым ущербом, который причиняет им разрушение нравственных основ их жизни. Если бы сие зло в какой-то мере компенсировалось тем, что их научили бы действительно полезным вещам или искоренили бы среди них какие-либо безнравственные либо пагубные обычаи, тогда мы могли бы по крайней мере утешать себя мыслью, что, потеряв в одном, они приобрели в другом. Боюсь, однако, что наше знакомство с жителями Южного Моря принесло им только вред; так что, на мой взгляд, лучше всего убереглись от него как раз те народы, которые держались подальше от нас».

14 мая Кук отправился для обследования еще одного загадочного открытия испанцев — Южной земли Святого Духа, найденной Киросом в 1606 г. и объявленной частью большого материка. В действительности оказалось, что эта цепь островов, вытянутая с севера на юг. Бугенвиль в 1768 г. обследовал северные острова архипелага, назвав их Большими Кикладами. Кук с 17 июля по 20 августа 1774 г. прошел вдоль всего архипелага и открыл ряд островов в его центральной и южной частях. Всему же архипелагу он дал название Новые Гебриды.

Далее был проложен курс на юго-запад, и экспедиция оказалась в районе, где до Кука не бывал ни один европейский мореплаватель. 4 сентября 1774 г. была замечена земля на 20° ю.ш. и 165° в.д. После Новой Гвинеи и Новой Зеландии третьим по величине в Океании является остров, впервые найденный Куком. Он был назван Новой Каледонией. В каноэ, подошедших к кораблю, находились темнокожие люди, похожие на островитян Новых Гебрид. Их язык отличался от знакомых европейцам полинезийских языков. Как было установлено впоследствии, новокаледонцы и многие другие островитяне Западной Океании принадлежат к меланезийским народам.

От Новой Каледонии Кук 3 октября направился к Новой Зеландии, чтобы оттуда совершить бросок через Тихий океан к мысу Горн и обследовать моря к югу и юго-востоку от мыса. 19 октября «Резолюшн» вошел в бухту Шип-Коув в проливе, разделяющем Северный и Южный острова. 10 ноября Кук отправился из Новой Зеландии к Огненной Земле. В конце декабря 1774 и начале января 1775 г. «Резолюшн» обогнул Огненную Землю и вошел в воды Южной Атлантики. Здесь были открыты остров Южная Георгия и Южные Сандвичевы острова. Затем Кук направился к Кейптауну и достиг его 19 марта. Стоянка здесь продолжалась до 12 мая, а 30 июля Кук завершил второе кругосветное плавание в гавани Спитхед на юге Англии.

Подводя итоги исследований в Тихом океане и приполярных областях Атлантического и Индийского океанов, Кук писал: «Я обошел теперь Южный океан в высоких широтах и пересек его таким образом, что не осталось пространства, где мог бы находиться материк, кроме как вблизи полюса, в местах, недоступных для мореплавания… Таким образом, я льщу себя надеждой, что задачи моего путешествия во всех отношениях выполнены полностью; южное полушарие достаточно обследовано, и положен конец дальнейшим поискам, проводившимся ради Южного материка, который на протяжении почти двух прошедших столетий неоднократно привлекал внимание морских держав и во все времена привлекал внимание географов.

Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или земля значительных размеров. Напротив, я держусь мнения, что такая земля там есть, и, вероятно, мы видели часть ее. Чрезмерные холода, множество островов и обширные массы плавающих льдов — все это служит доказательством, что земля на юге должна быть и что эта Южная земля должна находиться или простираться дальше всего к северу против Южного Атлантического и Индийского океанов…». 13 января 1820 г. русские мореплаватели Ф.Ф. Беллинсгаузен и М.П. Лазарев открыли Антарктиду, подтвердив тем самым догадку Кука.

Итак, после двух первых кругосветных экспедиций Кука окончательно выяснилось, что Южного материка, сопоставимого с Евразией, в Тихом океане нет. Однако оставалась еще одна крупная географическая задача — отыскание прохода в Тихий океан на севере американского материка. В Англии в 1745 г. была даже назначена премия в размере 20 тыс. фунтов стерлингов за открытие Северо-Западного прохода. Если бы его удалось разведать, то путь в страны Востока значительно бы сократился и стал более быстрым и удобным, чем маршруты, проложенные мимо мыса Доброй Надежды через Индийский океан или от Южной Америки через Тихий. Беспокойство англичан вызывала также активность России в исследовании островов и западного американского побережья на севере Тихого океана. Экспедиции Беринга и Чирикова в 1728–1741 гг. добились немалых успехов в исследовании пролива между Азией и Америкой, Камчатки, Алеутских и Диомидовых островов, а также северо-западного американского побережья до 49° с.ш. Английский географ Дж. Кэмпбелл в 1748 г. писал: «Если русские продолжат эти открытия, они, возможно, смогут сделать открытия величайшей важности и, вероятно, также скроют это к большой пользе для себя и к большому вреду для остального мира, и особенно для британской нации».

Третья экспедиция Дж. Кука (1776–1779) была направлена на север Тихого океана с главной целью — отыскать Северо-Западный проход. В плавании участвовали два корабля: «Резолюшн» под командованием Кука со 112 человеками на борту и «Дискавери» с капитаном Чарлзом Кларком и командой в 88 человек. В составе экспедиции находились натуралист Уильям Андерсон, астроном Уильям Бейли и художник Джеймс Вебер. «Резолюшн» покинул Англию 12 июля, несколькими днями спустя в путь отправился «Дискавери». Корабли встретились в Капстаде и 30 ноября продолжили путь через Индийский океан на юго-восток.

28 января 1777 г. экспедиция прибыла на Землю Ван-Димена. Здесь впервые англичане увидели жителей острова — тасманийцев, которые показались Куку более примитивными, чем австралийские аборигены. Островитяне не имели одежды, добывали огонь трением, пользовались грубыми каменными рубилами, вели бродячий образ жизни в поисках дикорастущих плодов и моллюсков. Через четыре дня корабли отправились к Новой Зеландии и 12 февраля бросили якоря в гавани Шип-Коув — постоянной базы экспедиций Кука. 25 февраля экспедиция продолжила путь на северо-восток. Были открыты маленькие острова, населенные полинезийцами, Мангаиа, Атиу и атолл Такутеа в южной группе островов Кука.

Исключительно дружеский прием был оказан экспедиции на островах архипелага Тонга. Здесь Кук впервые посетил острова Хаапай, где еще никогда не бывали европейцы, а также главный остров Тонгатабу и Эуа. Пять недель моряки пробыли в Тонга. Здесь Кук получил сведения о девяносто семи островах, расположенных на громадном пространстве между островами Общества и Новыми Гебридами. 17 июля 1777 г., покинув Тонга, экспедиция направилась на Таити. По дороге 8 августа был открыт остров Тубуаи.

На Таити Кук оставался более трех месяцев до 8 августа 1777 г. и затем направился к северу. 24 декабря открыли остров Рождества из архипелага Центральных Полинезийских Спорад. 18 января 1778 г. были замечены Гавайские острова. Открытие Гавайского архипелага — последнее значительное достижение Кука. В Океании после этого не находили сколько-нибудь крупных островов и больших островных групп.

Кук отметил тот неподдельный интерес, который проявляли полинезийцы к любой мелочи на кораблях: «Никогда еще в прежних и нынешних плаваниях я не встречал туземцев, которые, поднявшись на корабль, столь всему удивлялись, — писал Кук. — Их глаза непрерывно перебегали с одного предмета на другой, и дикость взглядов и жестов свидетельствовала, что им совершенно неведомо все, что они видят, и это нам решительно доказывало, что их никогда не посещали европейцы и что им не знакомы наши товары, за исключением железа; о последнем, однако, им, бесспорно, было известно либо понаслышке, либо по той малости, которая попала к ним в очень давние времена». Участники экспедиции видели у островитян три больших корабельных гвоздя и обломки широких ножей. Возможно, что эти предметы попали на Гавайи от японских рыбаков, чьи суденышки прибивали к островам тропические штормы. Сохранились предания, что в XVI–XVII вв. дважды или трижды море выбрасывало на берег лодки и плоты с какими-то чужеземцами. Очень смутные сведения сохранились о возможном посещении Гавайев испанцами.

За тринадцать дней, что экспедиция провела на Гавайских островах (Кук назвал их Сандвичевыми в честь лорда Сандвича, главы Адмиралтейства), были обследованы и тщательно описаны центральные острова архипелага — Оаху, Кауаи, Ниихау, Лехуа и Каула. Кук собрал исключительно ценные сведения о гавайцах, их быте, социальной структуре, земледелии и ремеслах. 2 февраля 1778 г. корабли отправились в северную часть Тихого океана к берегам Америки для выполнения главной задачи экспедиции.

К Гавайским островам экспедиция вернулась в конце ноября 1778 г., чтобы переждать здесь зиму. Кук обследовал восточные острова архипелага — Мауи и самый крупный остров Гавайи. 17 января 1779 г. корабли вошли в бухту Кеалакекуа. Кук был принят с необыкновенными почестями. Жрецы объявили о пришествии в его лице бога Лоно, мудрого и доброго, способного сделать жизнь островитян счастливой и изобильной. Церемониальные пиршества и потребности моряков в свежей провизии вскоре привели к сокращению запасов еды у местных вождей и многих знатных островитян. 4 февраля экспедиция покинула Гавайи, но уже 11 февраля корабли вернулись, так как путь был затруднен из-за встречных ветров.

Смерть капитана Кука 15 февраля 1779 г. Гравюра с картины Дж. Уэббера. 1784 г.

Здесь Кука и его спутников ожидала разительная перемена в поведении гавайцев. Островитяне при виде кораблей не бросились к ним на каноэ и не собирались толпами на берегу. Оказалось, что вожди наложили запрет (табу) на берега бухты. 14 февраля произошла первая стычка англичан с гавайцами, и Кук приказал зарядить ружья на случай новых столкновений. Рано утром следующего дня обнаружилось, что украдена шлюпка, стоявшая на якоре у «Дискавери». Кук отдал приказ задерживать и уничтожать все каноэ, которые покажутся в бухте. Для этого были спущены шлюпки с вооруженными матросами и солдатами морской пехоты. На берег отправился сам Кук в сопровождении лейтенанта М. Филипса и девяти солдат морской пехоты. В селении главного местного вождя Кук был принят с почестями: народ пал ниц перед ним и принес свои обычные дары — маленьких свиней. Кук потребовал, чтобы его проводили в дом вождя. Вождь вежливо принял Кука и согласился проследовать с ним на корабль. Два сына вождя, взятые в заложники, уже были посажены в шлюпку. На берегу, куда под конвоем привели вождя, собралась толпа островитян. В это время была открыта стрельба из шлюпок по каноэ в бухте. Раненный англичанами гаваец подбежал к вождю и, встав на колени, умолял его не плыть на корабль. Возбужденная толпа набросилась на конвой, сопровождавший вождя. По другой версии Кук, видя, что вождя не удастся взять без кровопролития, отпустил его и направился к шлюпке. Но тут в бухте раздался новый залп из шлюпок по каноэ. Был убит один из вождей высокого ранга. Это привело гавайцев в ярость. Отбивая нападение, Кук выстрелил и убил одного из островитян. В матросов полетели камни, они отвечали ружейным залпом, но это не испугало гавайцев, набросившихся на англичан. Четверо матросов были убиты, лейтенант Филипс серьезно ранен, а Кук был убит, когда, повернувшись спиной к нападавшей толпе, попытался отдать приказ о прекращении огня.

Экспедицию возглавил капитан Кларк. Он привел корабли на Камчатку в Петропавловск, где вскоре и умер от приступа чахотки. Руководство перешло к Джону Гору, первому помощнику Кука на «Резолюшн». Русские тепло встретили английских мореплавателей, снабдили их свежими продуктами. В благодарность за приют и помощь участники экспедиции подарили много предметов, полученных на островах Океании. Эта коллекция была доставлена в Санкт-Петербург и положила в Кунсткамере начало собранию океанийских редкостей. В дальнейшем коллекция пополнялась уже российскими мореплавателями и путешественниками.

Три экспедиции Кука и его открытия вызвали в Европе колоссальный интерес к Океании. За последнюю четверть XVIII и первые годы XIX в. в водах Океании и Австралии побывало больше кораблей, чем за предыдущие два с половиной столетия. Основными соперниками в изучении и овладении Тихим океаном оставались Англия и Франция. Активизировалась также Испания, вспомнив о своих правах на «испанское озеро».

Вице-король Перу Мануэль де Амат направил несколько экспедиций в Южные моря. Испанцев интересовал остров Таити, архипелаги в Восточной и Центральной Полинезии, где можно было бы организовать опорные базы по образцу существующей на Гуаме. На Таити в 1772 и 1774 гг. побывала экспедиция Доминго де Бонечеа. В 1775 г. на остров прибыла экспедиция капитана Каэтано Лангара. Испанские мореплаватели проявили интерес к архипелагу Туамоту и посетили многие острова и атоллы. В 1775 г. Томас Гаянос и Хосе де Андиа-и-Варела плавали в районе Аустральных островов, к югу от Таити. На севере Океании ряд открытий в Каролинском архипелаге совершил в 1773 г. испанский капитан Фелипе Томпсон. Однако планы испанской экспансии в Океании были сорваны из-за англо-испанской войны 1779–1783 гг. и восстания индейцев в Перу в 1780–1781 г. Последним в XVIII в. плаванием испанцев в Океании стал вояж Антонио Маурелье в 1780–1781 гг. Отправившись из Манилы, он совершил переход к Новой Гвинее, посетил архипелаг Адмиралтейства, открыл в архипелаге Тонга группу островов Вавау и нашел еще ряд островов в Центральной Океании.

Франция также не забывала о своих притязаниях на Океанию, хотя время прямых колониальных захватов наступило значительно позже (в 40-х годах XIX в.). В 1772 г. на Новую Зеландию прибыли два корабля, снаряженные на собственный счет Марком-Жозефом Марион-Дюфреном. Здесь 8 июня 1772 г. у Дюфрена произошла стычка с маори, в ходе которой он сам и 26 его спутников были убиты, а затем съедены. Причина этой трагедии до сих пор не установлена. По одной версии, занимаясь ремонтом мачт, люди Дюфрена срубили деревья, защищенные табу, тем самым вызвав гнев туземцев. Согласно другой гипотезе, Дюфрен высадился на берег в том самом месте, где Сюрвиль в декабре 1769 г. сжег селения маори за похищенный ялик. Таким образом, убийство Дюфрена и его людей могло рассматриваться и как возмездие за прошлое преступление белых. Как бы то ни было, капитан Дюклесмёр, возглавивший экспедицию после смерти Дюфрена, в свою очередь жестоко отплатил маори. Были убиты несколько сот жителей и сожжены три деревни. Дюклесмёр оставил Новую Зеландию 14 июля 1772 г. и в ходе дальнейшего плавания побывал на центральных и северных островах архипелага Тонга. Морская активность Франции сократилась в период ее участия в Войне за независимость США, т. е. в 1778–1783 гг. Однако позднее французские корабли обследовали побережье Азии от Суэца до Кореи; в 1784–1789 гг. Франция организовала десять экспедиций в Индийский и Тихий океаны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

7 великих русских кругосветных путешествий

  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • Герои России
    • Герои Советского Союза — СССР
    • Дети герои
    • Женщины герои
    • Лётчики герои
    • Неизвестные герои
    • Подвиги Афганской войны
    • Подвиги в мирное время
    • Подвиги в наши дни
    • Подвиги Великой Отечественной
    • Подвиги Чеченской войны
    • Танкисты герои
    • Трудовые подвиги
  • Великие люди России
    • Изобретатели
    • Композиторы
    • Космонавты СССР и России
    • Писатели
    • Поэты
    • Путешественники
    • Спортсмены
    • Ученые
  • Интересные факты
  • Достижения
  • Кинохроника
  • Как это было
  • Интересно

Поиск

Помни своих героев
  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • ВсеГерои РоссииГерои Советского Союза — СССРДети героиЖенщины героиЛётчики героиНеизвестные героиПодвиги Афганской войныПодвиги в мирное времяПодвиги в наши дниПодвиги Великой ОтечественнойПодвиги Чеченской войныТанкисты героиТрудовые подвиги

      Лиза Чайкина и её подвиг

      Александр Иванович Покрышкин — первый трижды герой СССР. Лично сбил 59…

      Герои и забытые подвиги Первой мировой войны

      Алексей Маресьев и его подвиг. Лётчик, который летал и воевал без…

  • Великие люди России

pomnisvoih.ru

Михаил Петрович Лазарев, Три кругосветных путешествия – читать онлайн – Альдебаран

От Редакции

Морской кадетский корпус – старейшее военно-морское учебное заведение в России, основанное в 1752 г., знавал в своей истории разные времена. И далеко не всегда блестящие, как, например, на рубеже XVIII и XIX вв. Отсюда и соответствующий «контингент» – отпрыски не то чтобы бедных, но далеко не самых знатных семейств. Представители высшего света стремились отдать своих сыновей в армию, лучше всего – в гвардию. Тех же, кто «попроще», отправляли в Морской корпус. У дворянских мальчиков из «сухопутных» губерний не спрашивали, хотят ли они отдать свою жизнь морю – на этом этапе жизни судьба и другие люди решали за них…

Так было и с братьями Лазаревыми. В 1800 г., незадолго до смерти, правитель Владимирского наместничества Петр Гаврилович Лазарев определил троих своих сыновей – Андрея, Михаила и Алексея – в Морской кадетский корпус.

До того как стать настоящим «морским волком», знаменитым путешественником и выдающимся флотоводцем, было еще очень далеко. Но одиннадцатилетний Миша Лазарев на удивление быстро освоился в новой для себя обстановке. Способный и трудолюбивый юноша, с удовольствием впитывавший азы военно-морского дела, сразу обратил на себя внимание командования и заслужил немало лестных оценок. По результатам выпускных экзаменов в 1803 г. Михаил стал третьим из 32 учеников.

В следующем году гардемарин Лазарев был командирован для дальнейшего обучения в Англию. Это была не просто стажировка, а самое настоящее боевое крещение. Пять лет практически непрерывных плаваний в Атлантике и Средиземноморье, а затем, уже на судах Ост-Индской компании, Михаилу довелось участвовать в боях с французскими «приватирами» (пиратами).

В 1808 г. мичман (это звание он получил еще в 1805 г.) Михаил Лазарев вернулся на родину. «Поведения весьма благородного, в должности знающ и отправляет оную с неутомимым рачением и расторопностью» – за время службы на судах Балтийского флота в 1808–1813 гг. он не раз удостаивался подобных аттестаций. Он участвовал в русско-шведской войне 1808–1809 гг., в 1812 г. служил на бриге «Феникс» и за доблесть в Отечественной войне получил серебряную медаль.

Молодой да ранний – это про Лазарева. Но ранний только по возрасту – в 25 лет лейтенант Михаил Лазарев имел отличный послужной список. И неудивительно, что именно ему было поручено ответственное дело: командовать шлюпом «Суворов», отправлявшимся в кругосветное путешествие к берегам Русской Америки.

Кругосветки пока еще были событием неординарным, первое российское кругосветное плавание на кораблях «Надежда» и «Нева» под командованием Крузенштерна и Лисянского завершилось всего семь лет назад. Но рейс «Суворова» уже был коммерческим. Заказчиком выступила Российско-американская компания, созданная в 1799 г. – монополист в освоении и торговле в Русской Америке. Компания была крайне заинтересована в налаживании регулярного сообщения между европейской частью страны и Аляской и другими российскими владениями в Америке и потому средств на организацию экспедиции не жалела.

«Суворов» покинул кронштадтский порт 9 октября 1813 г. Путешествие обещало путь нелегкий, помимо прочего, еще и из-за международной обстановки – наполеоновская Франция пока еще сопротивлялась силам международной коалиции и французский флот по-прежнему вел активные боевые действия. Именно поэтому, после кратковременной стоянки в шведском порту Карлскруна, в дальнейший путь «Суворов» отправился вместе с другими коммерческими судами под охраной военных кораблей. Было это 24 октября, а 27 ноября судно пришвартовалось в Портсмуте. Здесь русский корабль задержался на целых три месяца. Дойдя в составе еще одного торгового каравана до острова Порто-Санто (недалеко от острова Мадейра), Лазарев взял курс на Рио-де-Жанейро, куда прибыл 22 апреля 1814 г.

25 мая «Суворов» снова вышел в море, обогнул мыс Доброй Надежды и Южный мыс Тасмании и 13 августа прибыл в Порт-Джексон – природную бухту Сиднея. Плавание продолжилось 3 сентября, «Суворов» бороздил просторы Тихого океана, снова приближаясь к экватору. 28 сентября по курсу показалась земля. Однако на карте, которая была у Лазарева, в данном районе океана суша отсутствовала. Подойдя ближе, Михаил Петрович понял, что это группа ранее неизвестных островов, соединенных между собой коралловыми перемычками. Эти вновь открытые острова (позже было установлено, что до этого европейцы все-таки посещали эти места, но на карту острова нанесены не были) Лазарев назвал именем Суворова.

10 октября «Суворов» во второй раз пересек экватор, а 18 ноября прибыл в Новоархангельск (ныне американский город Ситка) – центр Русской Америки. Груз был доставлен в полной сохранности. Во время зимовки «Суворов» ходил за пушниной к островам Св. Павла и Св. Георгия. 23 июля 1815 г. корабль покинул Новоархангельск. Капитан должен был привести судно в Кронштадт, пройдя вдоль берегов Северной и Южной Америки, в обход мыса Горн. По пути «Суворова» была намечена остановка в порту Кальяо (Перу), где Михаилу Петровичу предстояло решить ряд дел, связанных с интересами Российско-американской компании.

Снова долгая остановка – прибыв в Кальяо 25 ноября, «Суворов» пробыл здесь почти три месяца. Покинув в середине февраля 1816 г. перуанский берег, Лазарев провел вверенный ему корабль через пролив Дрейка и мимо мыса Горн. Здесь моряки «Суворова» испытали все «прелести» погоды: шторм серьезно потрепал корабль. Михаил Петрович не стал заходить в Рио-де-Жанейро, а сделал небольшую остановку у архипелага Фернанду-ди-Норонья, в 350 км от северо-восточного побережья Бразилии. Здесь на «Суворове» были исправлены повреждения, после чего он взял курс на Британию. После кратковременных остановок в Портсмуте и датском Хельсингёре (Эльсиноре), 15 июля 1816 г. «Суворов» вернулся в Кронштадт.

Кругосветное путешествие, четвертое по счету в истории российского флота, продолжалось 2 года и 9 с половиной месяцев. Если исключить из времени плавания стоянки у берегов Русской Америки – то всего 772 дня, из них под парусами «Суворов» прошел 484 дня и 289 дней простоял на якоре. И хотя, повторимся, рейс был коммерческим, это была и научная экспедиция, обогатившая знания о нашей планете. Были открыты ранее неизвестные острова, получены ценные данные о других территориях и населяющих их народах. Из Перу Лазарев привез интереснейшую коллекцию индейских древностей, а также еще не виданных в Европе лам, альпаку и вигонь, которые, благодаря заботе экипажа, хорошо перенесли нелегкое путешествие.

* * *

«Там, за Южным полярным кругом, земли нет, а если и есть где-то у полюса, то туда все равно невозможно проникнуть», – такое мнение бытовало в географической науке до начала XIX в. И было оно авторитетным, без какой-либо иронии, поскольку основывалось на выводах самого Джеймса Кука. В 1773 г. знаменитый английский мореплаватель впервые пересек Южный полярный круг, открыл антарктические острова – Южная Георгия и Земли Сандвича (Южные Сандвичевы острова), – но сам материк так и не обнаружил.

Впрочем, в начале XIX в. сомневающихся в правильности выводов Кука становилось все больше. Был среди них и знаменитый мореплаватель, первый русский «кругосветчик» Иван Федорович Крузенштерн. Весной 1819 г. он написал морскому министру Ивану Ивановичу де Траверсе письмо, в котором доказывал необходимость исследования полярных вод и предлагал подготовить экспедиции к Северному и Южному полюсу. Особо Крузенштерн отмечал важность экспедиции в Антарктику: «Сия экспедиция, кроме главной ее цели – изведать страны Южного полюса, должна особенно иметь в предмете поверить все неверное в южной половине Великого океана и пополнить все находящиеся в оной недостатки, дабы она могла признана быть, так сказать, заключительным путешествием в сем море».



Начальником первой российской антарктической экспедиции Крузенштерн предлагал назначить Василия Головнина, однако тот в это время еще завершал свое кругосветное путешествие на шлюпе «Камчатка». Тогда вместо Головнина была предложена кандидатура командующего фрегатом «Флора» Черноморского флота Фаддея Беллинсгаузена. Но у морского министра были свои планы – де Траверсе предпочел видеть во главе экспедиции Макара Ивановича Ратманова. Однако тут вмешались непредвиденные обстоятельства – при возвращении из Испании корабль, которым командовал Ратманов, потерпел кораблекрушение у датских берегов, и он был вынужден остаться на лечение в Копенгагене. В итоге начальником экспедиции был утвержден Беллинсгаузен. Его заместителем и командиром второго корабля был назначен Михаил Лазарев.

Экспедиция состояла из двух кораблей, в те годы это была обычная практика. Беллинсгаузен командовал шлюпом «Восток», спущенным на воду со стапеля Охтинской верфи Санкт-Петербурга в 1818 г. Второй корабль изначально назывался «Ладога» и закладывался на Олонецкой верфи как вспомогательное судно (проект разработал известный кораблестроитель И. В. Курепанов). Чтобы ускорить отправку, было принято решение не строить второе судно для антарктической экспедиции, а использовать «Ладогу». Судну дали новое название – «Мирный» и приступили к его перестройке с учетом предстоящих условий плавания. Лазарев лично руководил всеми подготовительными работами.

По своим качествам, прежде всего по быстроходности, «Восток» и «Мирный» были двумя разнотипными кораблями, что не могло не сказаться на ходе экспедиции. Беллинсгаузен писал по этому поводу в своей книге: «Каждый морской офицер видел, какое должно быть неравенство [«Мирного»] в ходу с «Востоком», следовательно, какое будет затруднение оставаться им в соединении и какая от сего долженствовала произойти медленность в плавании». А затем он неоднократно подчеркивал исключительное мастерство М. П. Лазарева в управлении кораблем, что позволяло тихоходному «Мирному» все время следовать совместно с гораздо более быстрым «Востоком».

 

4 июля 1819 г. корабли покинули Кронштадт. Через десять дней «Восток» и «Мирный» зашли в Копенгаген, 29 июля – в Портсмут, где простояли без малого месяц. Здесь были получены секстаны, хронометры и другие приборы и инструменты, которые тогда не изготовлялись в России, пополнен запас провизии. 26 августа Беллинсгаузен и Лазарев вышли из Портсмута, 15 сентября прибыли на Канарские острова и, после непродолжительной стоянки, пересекли Атлантический океан с востока на запад и прибыли в Рио-де-Жанейро.

Из Рио «Восток» и «Мирный» 22 ноября направились прямо на юг. Согласно инструкции военного министра, исследовательские работы экспедиция должна была начать с острова Южная Георгия и Земли Сандвича, размеры и контуры которых были еще не окончательно определены.

15 декабря показались вершины острова Южная Георгия, через неделю, на пути к Земле Сандвича, было сделано первое значительное географическое открытие – группа островов, которую Беллинсгаузен назвал в честь морского министра де Траверсе. 29 декабря, подойдя к Земле Сандвича, русские моряки установили, что ее «мысы», как считал Джеймс Кук, на самом деле являются отдельными островами. Беллинсгаузен проявил определенный такт и не стал переименовывать ни вновь открытые острова, ни весь архипелаг: «Капитан Кук первый увидел сии берега, и потому имена, им данные, должны оставаться неизгладимы, дабы память о столь смелом мореплавателе могла достигнуть до позднейших потомков. По сей причине я называю сии острова Южными Сандвичевыми островами».

4 января 1820 г. экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева продвинулась на полградуса южнее, чем Кук. Было ясно, что большой материк где-то рядом, однако обнаружить его не удавалось. 15 января «Восток» и «Мирный» впервые пересекли Южный полярный круг, на следующий день достигли точки 69°25′ южной широты и 2°10′ западной долготы. Корабли находились всего в 20 милях от Антарктиды, моряки, несмотря на плохую видимость, могли разглядеть очертания берега.

Сейчас эта дата – 16 (28) января 1820 г. – считается днем открытия Антарктиды. Однако своего рода щепетильность в вопросах открытия не позволила Беллинсгаузену и Лазареву утверждать это на все сто процентов. 21 января моряки снова видели берег, а 5 и 6 февраля суда подошли почти вплотную к береговым обрывам ледового материка.

Наступившая южная зима и осложнившаяся ледовая обстановка вынудили руководителей экспедиции прервать исследования. «Восток» и «Мирный» взяли курс на север – затем на восток, направляясь в Порт-Джексон. Чтобы исследовать более широкую полосу Индийского океана, суда разделились: «Мирный» пошел в Порт-Джексон более северным курсом.

7 мая оба судна снялись с якоря и через пролив Кука направились к островам Таити. В июне к востоку от Таити русские моряки открыли группу островов, которую Беллинсгаузен назвал Островами Россиян (впоследствии, после более детального их изучения, были установлены местные названия, которые сейчас используются в качестве основных). В конце июля Беллинсгаузен и Лазарев снова взяли курс на Порт-Джексон – 9 сентября 1820 г. туда пришел «Восток», на следующий день в гостеприимной бухте бросил якорь «Мирный».


Плавание в экстремальных условиях не прошло бесследно, корабли были изрядно потрепаны. Поэтому их капитаны уделили особо тщательное внимание ремонту, и стоянка в Порт-Джексоне растянулась почти на два месяца. 31 октября экспедиция покинула берега Австралии, а с конца ноября возобновила «покушения» на антарктический берег. 9 января 1821 г. был обнаружен остров Петра I. 16-го числа члены экспедиции увидели гористый берег, частично не покрытый льдом. «Я называю обретение сие берегом потому, что отдаленность другого конца к югу исчезала за предел зрения нашего», – записал Ф. Ф. Беллинсгаузен в своем дневнике. Он назвал берег Землей Александра I (только в 1940-х гг. было выяснено, что это остров – крупнейший в Антарктике – «скрепленный» с материком шельфовыми льдами).

Затем «Восток» и «Мирный» направились к Южным Шетландским островам, открытым незадолго до этого английским капитаном Смитом, и нанесли их на карту (в отличие от русских моряков, англичане щепетильность проявлять не стали – все открытые экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева острова, получившие русские названия, впоследствии были переименованы).

Поскольку «Восток» требовал безотлагательного ремонта, командир экспедиции принял решение прервать исследования на месяц раньше запланированного срока. «Восток» и «Мирный» направились в Рио-де-Жанейро, куда прибыли 27 февраля. 23 апреля шлюпы взяли курс на родину и, после кратковременных остановок в Лиссабоне и Копенгагене, 24 июля 1821 г. стали на якорь на Малом Кронштадтском рейде.

Всего первая российская антарктическая экспедиция продолжалась 751 день, из них 527 ходовых и 224 на якоре. «Восток» и «Мирный» прошли более 49 тысяч миль. Была выполнена главная миссия экспедиции – открыт шестой материк – Антарктида, что стало еще одним подтверждением авторитета России в полярных исследованиях. Также были открыты 29 ранее неизвестных островов.

Благодаря экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева наука пополнилась целым пластом новых знаний. Были определены и уточнены географические координаты островов и других объектов, составлено большое число карт. Беллинсгаузен, Лазарев и другие офицеры проявили себя как великолепные наблюдатели, сделанные ими определения координат мало чем отличаются от современных, произведенных с использованием гораздо более точных и совершенных приборов и методов.

В ходе экспедиции было проведено множество океанографических исследований, собраны богатейшие зоологические, ботанические и этнографические коллекции, экспонаты которых до сих пор хранятся в музеях, сделаны зарисовки видов Антарктики, других островов и обитающих там животных. Описание путешествия (два тома с атласом карт и видов) было опубликовано под названием «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 годов, совершенные на шлюпах «Востоке» и «Мирном» под начальством капитана Беллинсгаузена командира шлюпа «Восток», шлюпом «Мирным» начальствовал лейтенант Лазарев».

На родине антарктической экспедиции придавалось особое значение. Для ее торжественной встречи в Кронштадт приехал сам император Александр I, моряки были отмечены орденами, повышениями в звании и другими наградами. Особо была отмечена роль М. П. Лазарева. В представлении к награждению Ф. Ф. Беллинсгаузен писал: «Во все время плавания нашего, при беспрерывных туманах, мрачности и снеге, среди льдов, шлюп «Мирный» всегда держался в соединении, чему по сие время примеру не было, чтобы суда, плавающие столь долговременно при подобных погодах, не разлучались, и потому поставляю долгом представить вам о таковом неусыпном бдении лейтенанта Лазарева». Вскоре после возвращения, Михаил Петрович из лейтенантов был произведен сразу в капитаны 2-го ранга, минуя чин капитан-лейтенанта.

* * *

В то время когда «Восток» и «Мирный» исследовали берега Антарктиды, обстановка в Русской Америке становилась все более напряженной. Американские и английские контрабандисты не признавали законов и международных правил, вели хищнический промысел пушного зверя на российской территории, снабжали коренное население оружием и подстрекали его к нападению на русских. Единственное военное судно «Аполлон», принадлежавшее Русско-американской компании, прикрывало от нападений Новоархангельск, однако обеспечить неприкосновенность российских территориальных вод было не в состоянии. Поэтому было принято решение направить к берегам Аляски подкрепление – 36-пушечный фрегат «Крейсер» и шлюп «Ладога».


Капитаном «Крейсера» был назначен М. П. Лазарев, а «Ладоги» – его младший брат Андрей. 17 августа 1822 г. корабли покинули кронштадтский рейд. Буквально сразу же небольшой отряд подвергся ударам стихии, из-за жестоких штормов Михаилу Петровичу пришлось сделать остановку в Портсмуте и простоять там до ноября. Плавание к Рио-де-Жанейро проходило в более благоприятных условиях, однако затем стихия снова стала преследовать «Крейсер» и «Ладогу». Только в середине мая 1823 г. фрегату под командованием М. П. Лазарева удалось добраться до берегов Тасмании, до порта Хобарт, и уже оттуда взять курс на Таити, а затем – к Русской Америке.

У берегов Северо-Западной Америки «Крейсер» пробыл около года. Летом 1824 г. ему на смену прибыл шлюп «Предприятие» под командованием капитан-лейтенанта О. Е. Коцебу. 16 октября «Крейсер» отправился в обратный путь. 5 августа 1825 г. фрегат стал на якорь в кронштадтском порту. За этот поход М. П. Лазарев был произведен в капитаны 1-го ранга. При этом капитан «Крейсера» настоял, чтобы награды получили не только офицеры, но и все матросы его корабля.

* * *

Если бы эта книга выходила в серии «Великие флотоводцы», то рассказ о карьере Михаила Петровича Лазарева только начинался бы. Он был военным моряком, его учили и готовили к морским сражениям, а кругосветки и полярные экспедиции были, если можно так выразиться, «побочным продуктом». Но они дали ему колоссальнейший опыт: Михаил Петрович стал одним из немногих моряков в истории российского флота, совершивших три кругосветных плавания и единственным – в качестве капитана.

В феврале 1826 г. М. П. Лазарев был назначен командиром 12-го флотского экипажа и капитаном линкора «Азов», который в тот момент еще строился на архангельских верфях. В октябре «Азов» был переведен в Кронштадт, а в следующем году, в июне, отправился в Средиземное море, на соединение с объединенной российско-британо-французской эскадрой, которой противостоял турецко-египетский флот. В Наваринском сражении, произошедшем 8 (20) октября 1827 г. в Ионическом море, «Азов» сражался сразу с пятью кораблями противника: потопил два больших фрегата и один корвет, сжег флагманский корабль под флагом Тагир-паши, а затем вынудил выброситься на мель 80-пушечный линкор, после чего взорвал его. За этот подвиг «Азов» впервые в истории российского флота был награжден кормовым георгиевским флагом, а его капитан произведен в контр-адмиралы и награжден орденами сразу трех стран: греческим «Командорским крестом Спасителя», британским орденом Бани и французским Святого Людовика.

В ходе русско-турецкой войны 1828–1829 гг. М. П. Лазарев являлся начальником штаба русской эскадры, которой была поручена блокада Дарданелл. После завершения войны и заключения Адрианопольского мира он, впервые командуя эскадрой, вернулся в Кронштадт во главе отряда из десяти кораблей.

В 1832 г. Михаил Петрович был переведен на Черноморский флот, на должность начальника штаба. В феврале – июне следующего года он возглавил эскадру, отправившуюся в пролив Босфор. Целью этого похода была военная помощь Турции, боровшейся со своим недавним союзником – Египтом. В том же, 1833 году, Лазарев становится главным командиром Черноморского флота и портов Черного моря. А летом следующего года Михаил Петрович, произведенный в вице-адмиралы (десять лет спустя он стал полным адмиралом), назначен командующим Черноморским флотом.


Путешественник, капитан боевого корабля, одного из лучших в российском флоте, и, наконец, еще одна «ипостась» Михаила Петровича Лазарева – организатор, флотоводец. Семнадцать лет его руководства Черноморским флотом неслучайно называют «лазаревской эпохой». За время пребывания М. П. Лазарева на посту командующего в Николаеве, Севастополе и Херсоне было построено 16 линейных кораблей и более 150 других судов, впервые введены в строй корабли с железными корпусами и пароходо-фрегаты. В Николаеве, Одессе, Новороссийске и Севастополе были учреждены адмиралтейства, построены доки и мастерские, в Севастополе сооружены Александровская, Константиновская, Михайловская и Павловская батареи, благодаря чему город стал настоящей морской крепостью.

При этом Михаил Петрович заботился не только о техническом перевооружении флота и укреплении городов. При нем в Севастополе построены Дом собраний и школа для матросских детей, реорганизована Морская библиотека. Используя накопленный в дальних путешествиях опыт, он наладил работу гидрографического депо, издававшего карты и атласы Черного моря и его побережья. За свои заслуги М. П. Лазарев был избран почетным членом Русского географического общества, Морского ученого комитета, Казанского университета, других научных учреждений.

 

Особая заслуга Лазарева состоит в создании школы обучения и подготовки военных моряков. Под его руководством начинали свой путь такие знаменитые флотоводцы, как Нахимов (под началом Лазарева он участвовал в кругосветном плавании на фрегате «Крейсер»), Корнилов, Истомин, Бутаков.


В конце 1840-х гг. Михаил Петрович тяжело заболел, рак желудка не оставлял шансов на выздоровление. Тем не менее, адмирал продолжал руководить вверенным ему флотом. Только в начале 1851 г. он оставил свой пост и выехал на лечение за границу. В Вене его состояние резко ухудшилось. Когда стало ясно, что дни Михаила Петровича сочтены, знакомые советовали ему написать письмо императору и поручить ему заботы о своем семействе. Лазарев давно был на хорошем счету у Николая I, считался его любимцем, о чем свидетельствует награждение множеством орденов, вплоть до высшей награды Российской империи – ордена Андрея Первозванного. Но Михаил Петрович был непреклонен: «Я никогда ничего в жизнь мою ни у кого для себя не просил, и теперь не стану просить перед смертью».

Скончался М. П. Лазарев 11 (23) апреля 1851 г. в возрасте 62 лет. Из Вены его тело перевезли в Севастополь, где похоронили в склепе на тот момент еще строившегося Владимирского собора.

* * *

Михаил Петрович обладал незаурядным литературным талантом, о чем свидетельствуют, например, его письма к близкому другу, адмиралу Ивану Алексеевичу Шестакову. Возможно, Лазарев, выйдя в отставку, и собирался заняться литературной деятельностью, обобщить свой огромный опыт и знания в воспоминаниях. Но не успел. До того же должностные обязанности и забота о флоте просто не оставляли времени на занятия литературой.

Поэтому в основу данной книги о знаменитом путешественнике легли различные документы, расположенные в хронологическом порядке. Прежде всего они освещают путешествия Михаила Петровича, а также важнейшие вехи его жизни. Для того чтобы у читателя сложилась более полная картина о М. П. Лазареве, мы включили в издание воспоминания его современников, участвовавших вместе с ним в кругосветных плаваниях: Ф. Ф. Беллинсгаузена, С. Я. Унковского, М. П. Новосильского и др., а также описание экспедиции к берегам Русской Америки на корабле «Ладога» под командованием Андрея Петровича Лазарева. Тексты всех документов печатаются в современной орфографии, но с сохранением стиля и особенностей языка авторов.

А. Ю. Хорошевский

aldebaran.ru

Какой русский мореплаватель совершил три кругосветных путешествия?

Прочее о городах и странах Сафия 8 (249570) Какой русский мореплаватель совершил три кругосветных путешествия? <img data-big=»1″ data-lsrc=»//otvet.imgsmail.ru/download/93980576_fd52191205cde67425e76f94d5b42efa_120x120.jpg» src=»//otvet.imgsmail.ru/download/93980576_fd52191205cde67425e76f94d5b42efa_800.jpg»> 4 года

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о